Для беларусских болот подготовят планы управления

  • Раздел: Болота
  • Автор: Елена Садовская
  • Дата: 10.04.2020, 09:32

В Беларуси будут внедрять планы управления болотами. Положение о порядке их разработки и утверждения Совет министров вынес на общественное обсуждение. Предполагается, что эти документы помогут защитить те болота, которые по каким-то причинам не обладают охранным статусом. Таких сегодня примерно треть из 863 000 га сохранившихся в естественном состоянии водно-болотных угодий.

Что за документ?

Положение о порядке разработки и утверждения планов управления болотами стало следующим шагом после принятия Закона №272-3 «Об охране и использовании торфяников» и предусмотрено в статье 17. Там сказано, что «планы управления разрабатываются в случае необходимости принятия мер по сохранению болот, восстановлению их биосферных функций и рациональному (устойчивому) применению их ресурсов, экологической реабилитации нарушенных торфяников».

— В Беларуси много водно-болотных угодий, которые не являются особо охраняемыми природными территориями. Если для заказников разработаны планы управления, благодаря которым можно находить деньги на оптимизацию гидрологического режима территории, то там, где нет таких документов, очень сложно работать, — объясняет заведующий сектором международного сотрудничества и сопровождения природоохранных конвенций Научно-практического центра по биоресурсам НАН Беларуси, научный координатор проекта ПРООН/ГЭФ «Ветландс» Александр Козулин. — Даже если мы и находим средства (чаще всего у международных доноров. — Прим. автора), возникает масса препон из-за того, что нет государственных планов для территории, и нам приходится всех убеждать что-то делать. А так в документе всё будет прописано, и не нужно дополнительных обоснований.

Согласно проекту постановления, план управления готовит научная организация. Научное обоснование должно содержать максимально полную информацию о болоте: его реестровый номер, тип, категорию, наименование, если имеется, месторасположение, дату и регистрационный номер решения областного исполнительного комитета, на основании которых утверждены границы и площадь; возраст торфяной залежи, условия её залегания, рельеф, климат, гидрологию, почвы; описание биологического и ландшафтного разнообразия, включая виды из Красной книги и/или подпадающие под действие международных договоров, типичные и редкие биотопы; сведения о породном составе, площади и состоянии лесных насаждений; оценку ресурсного потенциала природных объектов для определения приоритетов в их охране и использовании, в том числе для туризма, сбора, заготовки дикорастущих растений; анализ соблюдения установленного на болоте охранного режима, факторов вредного воздействия, существующих и допустимых нагрузок; оценку природных и антропогенных процессов, мероприятий по охране и использованию данной территории и т.д.

Кроме того, план управления обязан включать цели и задачи, период реализации, меры по информированию населения о границах и охранном режиме болота, а также подробные карт-схемы, где приведены категории и виды земель; сведения о лесных насаждениях с указанием лесничества, лесных кварталов и таксационных выделов; экологическое состояние водных объектов; ООПТ; места обитания и произрастания краснокнижных животных и растений, в том числе видов, охраняемых международными конвенциями; типичные и редкие биотопы; экологические тропы и оборудованные площадки отдыха; места сбора растений; участки, где будет восстановлен гидрорежим; объекты мониторинга торфяников и прочее. С полным списком требований к составлению документа можно ознакомиться в пунктах 5-7 проекта постановления.

Замечания от общественности

Как гласит статья 17 Закона о торфяниках, Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды на основании предложений Национальной академии наук Беларуси составляет перечень водно-болотных угодий, для которых нужны планы управления. Затем местный исполнительный и распорядительный орган или определённое им государственное природоохранное учреждение (если болото расположено в границах ООПТ) инициируют общественные слушания.

ОО «Багна», внимательно изучив проект постановления, предлагает привлекать НГО ещё на стадии рассмотрения перечня водно-болотных угодий. Такие обсуждения можно было бы проводить в рамках Общественного координационного экологического совета, совета по биоразнообразию при Минприроды либо в формате отдельных встреч. Так как многие болота Беларуси имеют международный статус (Рамсарской или Бернской конвенции), «Багна» рекомендует учесть опыт ЕС в менеджменте водно-болотных угодий и биотопов. Кроме того, общественная организация изъявила желание участвовать в обсуждении критериев отбора территорий и сроков действия планов управления.

На необходимость чётких сроков документов (например, на 20 лет) обратил внимание и болотовед, доктор биологических наук, доцент, заведующий кафедрой ботаники Гродненского государственного университета им. Янки Купалы Олег Созинов. Он просит предусмотреть возможность корректировки в процессе выполнения намеченных мероприятий. Учёный считает, что план управления болотом не должен противоречить плану управления ООПТ, если таковой имеется. На его взгляд, разработку документации вправе инициировать арендатор болота, к примеру природоохранная организация.

Григорий Фёдоров, юрист ОО «Экодом», участник рабочей группы «Охрана дикой природы Беларуси»
Григорий Фёдоров, юрист ОО «Экодом», участник рабочей группы «Охрана дикой природы Беларуси»

— Документ представляется важным и нужным, тем более что ранее соответствующие общественные отношения не регулировались, а подобные планы не разрабатывались, — комментирует юрист ОО «Экодом» Григорий Фёдоров. — Одной из существенных проблем, с которой сталкивались в том числе общественные организации, является отсутствие чётко определённых границ того или иного болота. Разработка плана управления, несомненно, поможет решить данную проблему хотя бы для части водно-болотных угодий. Вызывает опасения вопрос коллизий между планами управления болотами и планами управления особо охраняемыми природными территориями. Если болото целиком находится в границах ООПТ, на наш взгляд, логично было бы все необходимые мероприятия предусматривать в планах управления ООПТ, не создавая ещё один документ. Ведь планы управления ООПТ разрабатываются исходя из необходимости сохранения всего природного комплекса, расположенного на природоохранной территории. И такой подход представляется более научно обоснованным.

Григорий Фёдоров предупреждает, что могут возникнуть конфликты, когда лишь часть болота находится в границах ООПТ:

— Это наиболее вероятная сфера столкновения экологических и экономических интересов.

Болота из списка

На сегодня точного перечня водно-болотных угодий нет. Однако такой список с обоснованием должна составить до конца года Академия наук Беларуси, сказал заместитель начальника управления биологического и ландшафтного разнообразия Минприроды Андрей Кузьмич.

По предварительной оценке, в стране примерно 70 000 га болот с нарушенным гидрологическим режимом, для которых в первую очередь нужны планы управления. Они не являются ООПТ, никак не охраняются и приведены в Схеме распределения торфяников по направлениям использования до 2030 года.

— Существует масса территорий, имеющих огромную площадь и при этом не являющихся заказниками, как, например, болото Габы в Мядельском районе, — говорит Александр Козулин. — Там нарушен гидрорежим, и нужны приблизительно такие же работы, как на Ельне (строительство плотин на мелиоративных каналах. — Прим. автора). Несколько крупных болот есть в Ганцевичском районе, повально — в Витебской области. Все не перечислить.

Научный сотрудник обещает, что процедура составления списка будет широко обсуждаться с общественностью, чтобы не упустить действительно важные природные территории.

Но сперва предстоит кропотливая работа с выездом на места и согласованием со всеми причастными землепользователями, прежде всего с лесниками. На одних болотах необходимо выделить под охрану наиболее ценные биотопы. На других — предусмотреть иной режим использования. Всё это должны учесть работники лесхозов в документах лесоустройства.

Заболачивание — на пересмотр

Разработка планов управления болотами — только начало пути. Настало время пересмотреть подходы при восстановлении нарушенных торфяников и привлекать к этой работе местные органы власти, считает Александр Козулин. За последние 10 лет в стране повторно заболотили свыше 60 000 га выбывших из эксплуатации торфяных месторождений. Это лишь 20% от всех таких территорий. Традиционно экологическую реабилитацию финансируют различные международные проекты. Например, «Ветландс», в рамках которого до 2022 года планируется восстановить 12 000 деградированных и неэффективно осушенных торфяных площадей и разработать долгосрочные планы устойчивого использования для ещё 260 000 га. Среди них болота Жада, Сервечь, Острово, Берёзовик, Веречское и другие.

До «Ветландса» были проекты ПРООН/ГЭФ «Торфяники-1», «Торфяники-2». Однако это не панацея. Задача таких проектов — лишь продемонстрировать передовой международный опыт. Комплексная же и целенаправленная работа по заболачиванию осушенных территорий должна вестись на местном уровне.

— Большое количество мелких болотцев находятся в ведении лесхозов, на землях госзапаса. Например, в Налибокской пуще их уйма, все мозаично расположены, и почти на каждом прокопан канал. Однако они никогда не войдут в международные проекты, так как те работают с крупными ключевыми водно-болотными угодьями, на которых можно показать полученный эффект. При этом восстановить такие болота не представляет особого труда — достаточно на каждом канале сделать перемычки, — подчёркивает Александр Козулин.

Схожей точки зрения придерживается заместитель директора по научной работе Института экспериментальной ботаники им. В.Ф. Купревича Дмитрий Груммо. На своей странице в Facebook он высказался, что пора менять стратегию восстановления торфяников, чтобы не распылять деньги зарубежных фондов (ведь государство практически не выделяет средства на заболачивание) и возобновлять гидрорежим территорий цельно, в пределах водосборного бассейна.

— Тогда эффект будет гораздо больше и ощутимее, — полагает замглавы научного учреждения.

— У торфяника должен быть хозяин,убеждён директор торфобрикетного завода «Лидский» Иван Залеский. — Бесхозный торфяник деградирует, там нередки пожары — настоящее стихийное бедствие. В том числе и поэтому после завершения торфодобычи территории передаются в сельское или лесное хозяйство.

Экологическая реабилитация, по его словам, оказалась самым эффективным методом устойчивого использования.

Всё в огне

Локализация усилий по восстановлению гидрорежима болот приобрела особую актуальность в свете изменений климата, участившихся засух на Полесье и торфяных и лесных пожаров. Статистика последних дней ужасает: горят сотни гектаров на Гомельщине, Брестчине. Самая напряжённая ситуация сложилась в Столинском, Лунинецком, Пинском, Ляховичском, Барановичском и Дрогичинском. В Гомельской области огонь полыхал сразу в нескольких местах: на землях Лельчицкого, Наровлянского, Чечерского лесхозов. В тушении были задействованы сотни человек, вся спецтехника лесничеств, авиация МЧС. Власти южных регионов в спешном порядке начали вводить запреты на посещение лесов. Теперь вето наложили на половину территории Беларуси!

— Если посмотреть на карту — всё горит! А наш Званец — нет (низинное болото в границах Дрогичинского и Кобринского районов Брестской области. — Прим. автора). Потому что залит водой, и сейчас там никаких проблем, — приводит пример Александр Козулин. — Поэтому на местном уровне вопрос в первую очередь должно поднять МЧС: зачем тушить торфяные пожары, если их можно предупредить? Плюс подключились бы лесхозы, которые прекрасно знают, какие торфяники часто пылают или потенциально могут загореться, и на основании этого составили бы список таких территорий. Тем более что многие из них находятся на землях лесного фонда. Если бы в планах лесоустройства определили, что они не годятся для производственной деятельности, осталось бы только заболотить. А это и есть противопожарные мероприятия.

Для таких случаев, рассуждает собеседник, процедуру можно максимально упростить, пригласив лишь эксперта для контроля. Хотя обычно требуется кипа бумаг: акты выбора земельного участка, научное обоснование, полноценный инженерный проект и т.д.

Учёный вспоминает, как в 2010 году в Беларуси развернулась схожая ситуация. Стояла засуха, начали массово гореть торфяники. И Министерство лесного хозяйств в срочном порядке приказало перекрыть все мелиоративные каналы. Бульдозерами на них насыпали земляные перемычки — и огонь остановился.

По мнению Козулина, подобные работы по силам осуществить в любом районе. Причём даже местных бюджетов на это хватит: затопить 1 га земли стоит 100 долларов, тогда как тушение пожара на нём обойдётся в 1000 долларов.

Карта природных пожаров на 11 апреля 2020 года в регионе Полесья  © NASA
Карта природных пожаров на 11 апреля 2020 года в регионе Полесья © NASA

Преодолеть инерцию

Инерцию местной вертикали можно оправдать отсутствием прецедента. Вероятно, всё поменяется после апробации пилотного проекта по обводнению выработанных торфяников в Хойникском и Калинковичском районах Гомельской области. Его согласовали на республиканском уровне при участии заместителя премьер-министра Владимира Дворника.

В последние годы юго-восточный регион особенно страдает от засушливой погоды и изменений климата. Наиболее болезненно на капризы погоды реагирует сельское хозяйство. Нехваткой воды в зоне отчуждения ещё месяц назад был обеспокоен Максим Кудин, заместитель директора по научной работе Полесского государственного радиационно-экологического заповедника: «Воды недостаточно даже на тех участках, которые перекрыты. И нужно думать, как её задержать. Сейчас начало марта, а мы уже переходим на усиленное патрулирование зоны. По пожароопасности этот год будет намного сложнее предыдущего, когда случилось чуть больше 10 локальных возгораний».

Поэтому надежды на новый проект на Гомельщине возлагают большие. По словам председателя областного комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды Андрея Сущевича, «повторное заболачивание выработанных торфяников позволит поднять уровень грунтовых вод, увеличит площадь водной поверхности, что будет содействовать испарению и, как следствие, отразится на уровне осадков».

Работы запланированы на текущий год. Сейчас готовят проектно-сметную документацию и изучают состояние проектных территорий.

Но пока суть да дело, Александр Козулин в рамках курируемого проекта «Ветландс» тоже хочет инициировать экологическую реабилитацию локального участка. Возможно, это будет одно из болотцев Воложинского района, а может, и какой-то из 147 000 га выработанных, неэффективно использующихся торфяников. Фронт работ ещё на стадии обсуждения.


Перепечатка материалов «Багны» возможна только с письменного разрешения редакции.

Публикация финансируется Шведским агентством по международному развитию и сотрудничеству «Сида». «Сида» необязательно разделяет мнение, выраженное в этом материале.

© pxhere.com
© pxhere.com
© pxhere.com