«Мы уже столкнулись с нехваткой воды в зоне отчуждения». К чему приведёт углубление Припяти?

  • Раздел: Реки и озёра
  • Авторы: Елена Садовская
  • Дата: 14.03.2020, 04:15

В Украине начали открывать навигацию на Днепре. Для Беларуси это тревожный знак, поскольку именно с началом сезона судоходства страна-соседка собиралась приступить к реализации водного пути Е40. Об этом заявил министр инфраструктуры Украины Владислав Криклий, когда в феврале встречался с главой Министерства транспорта и коммуникаций Республики Беларусь Алексеем Авраменко. Вместе с открытием навигации предполагалось начать дноуглубительные работы на Припяти как одной из важных водных артерий в проекте Е40.

Планы за спиной

Известно, что на черпание и доведение судоходных глубин до необходимого уровня на украинском отрезке реки из бюджета выделено 10 млн гривень. Тендер на их проведение выиграла компания «СОБИ» (или по-русски «СЕБЕ»), что ещё в декабре трактовалось как подготовка к строительству водного пути Е40. По техзаданию Филиала «Дноуглубительный флот» госпредприятия «Администрация морских портов Украины» (АМПУ) из Припяти нужно поднять 100 000 м3 грунта на нескольких перекатах, образованных наносами донных отложений.

Позже работы по дноуглублению украинского участка реки назвали техническими, для поддержания судоходных габаритов на уровне 1,60 м и никак не связанными с амбициозным речным маршрутом.

Помимо этого, АМПУ ещё в декабре 2018 года заключила с ЗАО «Белтопэнерго» меморандум о реализации проекта Е40. Согласно договорённостям, к требованиям международного судоходного класса собираются привести также участок рек Днепр (возле беларусского посёлка Нижние Жары) — устье Припяти — Киев. А это около 80 км, на которых надо выкопать 400 000 м3 грунта.

Вся протяжённость нашего отрезка Е40 составляет 660 км от Бреста до границы с Украиной. Преимущественно он проходит по Припяти, которую предлагали обваловать, спрямить и соорудить 6-7 плотин и шлюзов, чтобы по реке могли курсировать многотоннажные суда класса «река-море». В октябре 2019 года замминистра транспорта и коммуникаций Беларуси Наталья Александрович назвала цифру: 180 км. Именно на таком промежутке от Мозыря до украинской границы Минтранс планирует осуществить дноуглубительные работы объёмом около 600 000 м3. Затем прозвучало, что эти работы дадут «серьёзный толчок развитию перевозок».

Обустроить украинскую часть маршрута обойдётся ориентировочно в 31 млн евро, беларусскую — в 96-171 млн. Стороны рассчитывали на финансирование ЕС, но он не включил Е40 в список инфраструктурных проектов трансъевропейской транспортной сети (TEN-T) как раз таки из-за высокой экологической угрозы проекта. Есть мнение, что, столкнувшись с отказом Евросоюза, Беларусь и Украина решили сосредоточиться на отдельных направлениях водного пути, каждая на своём.

Но даже в таком случае страны обязаны оповещать друг друга и общественность о планах и соблюдать букву закона. Вместо этого ответственные лица отмалчиваются, причастные ничего не знают, и информацию приходится собирать по крупицам в атмосфере слухов и домыслов. Ни на один из запросов в Администрацию морских портов, Администрацию речных портов, Министерство инфраструктуры Украины на протяжении месяца нам не ответили. Месяц ждём прояснения ситуации по отдельным позициям Е40 и от Министерства транспорта и коммуникаций Беларуси. К слову, по закону срок обращения истекает 18 марта.

Одна на две страны

Трансграничная Припять является правым притоком Днепра и одной из самых крупных равнинных рек не только Беларуси, но и Европы. Она берёт своё начало в Любомльском районе Волынской области Украины, проходит по нашей территории среди полесских болот и затем вновь течёт по Украине, где впадает в Киевское водохранилище южнее Чернобыля. Общая протяжённость реки — 775 км. В верховье её русло похоже на канал. В среднем течении становится извилистым и изобилует старицами и меандрами. Припять разбивается на рукава и имеет множество островов. Если у истока пойма в ширину не больше 4 км, то в нижнем течении разливается до 15-ти. Площадь водосбора превышает 114 000 км2.

Река сохранилась практически в девственном состоянии и наделена исключительной по многообразию видов природой. Неслучайно вдоль неё тянется Национальная экологическая сеть и созданы многие особо охраняемые территории, самые известные из которых заказник «Средняя Припять», нацпарк «Припятский» и наследие катастрофы на ЧАЭС — два заповедника: Полесский государственный радиационно-экологический на беларусской стороне и Чернобыльский радиационно-экологический биосферный — на украинской.

Реки и особо охраняемые природные территории, через которые может пройти водный путь Е40 © Багна
Реки и особо охраняемые природные территории, через которые может пройти водный путь Е40 © Багна

Копать посреди Чернобыльской зоны

Участок Припяти, на котором хотят осуществить «эксплуатационное ремонтное черпание» 100 000 м3 донного ила, как официально называются работы, расположен в границах украинского заповедника. Глубина прохода там должна составить 1,6 м, ширина — 35 м, радиус закругления — 300 м. Планируется снять от 20 до 90 см наносов на протяжении 18 км реки. Это не что иное, как дноуглубительные работы, обращает внимание Георгий Веремейчик из Национального экологического центра Украины (НЭЦУ), подчёркивая, что термина «эксплуатационное ремонтное черпание» в официальных документах нет.

«Дноуглубление в указанном районе Припяти нельзя отнести к категории «ремонтно-эксплуатационных работ», поскольку никто не осуществлял регулярного судоходства на реке в течение 33 лет после Чернобыльской катастрофы. Это попытка обойти обязательную процедуру ОВОС, как того требует подпункт 10 пункта 3 статьи 3 Закона Украины «Об оценке воздействия на окружающую среду» от 23 мая 2017 года», — говорит эксперт из НЭЦУ. А заодно нарушить положения Конвенции по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озёр (Эспо), Орхусской, Бернской конвенций, поскольку район украинского устья Припяти, где находится заповедник, относится к Изумрудной сети (UA0000046).

«Одним из важнейших исследований для такой оценки должно стать изучение содержания радионуклидов в донных отложениях реки, а также влияния дноуглубительных работ на качество воды в Припяти, миграцию радионуклидов и изменение гидрологического режима, — отмечает Георгий Веремейчик. — Разделение проекта международного водного пути Е40 на отдельные фрагменты недопустимо и подлежит обязательному общественному обсуждению».

Дноуглубление на реке © Jane
Дноуглубление на реке © Jane

Чернобыльский заповедник: «Дноуглубление противоречит целям ООПТ»

С тем, что дноуглубление значится в перечне видов деятельности, подлежащих ОВОС, согласен директор Чернобыльского радиационно-экологического биосферного заповедника Александр Галущенко. «Проведение любых работ, в том числе по дноуглублению, может происходить только при условии соблюдения требований природоохранного законодательства. И после осуществления процедуры ОВОС», — ответил в официальном письме он.

При этом, по его словам, каких-либо «конкретных действий в натуре пока не проводится, финальное решение не было принято, как и не предоставлено никаких разрешений на выполнение дноуглубительных работ».

Александр Галущенко говорит, что «перечнем внутренних водных путей, утверждённым постановлением Кабинета министров Украины №640 от 12 июня 1996 года, приустьевой украинский участок реки Припять протяжённостью 62,5 км, расположенный в пределах зоны отчуждения, определён судоходным».

«Вместе с тем он является частью территории Чернобыльского радиационно-экологического биосферного заповедника, созданного указом президента Украины №174 от 26 апреля 2016 года, который является объектом природно-заповедного фонда государственного уровня. Поэтому любая деятельность на территории заповедника должна соответствовать не только общему и специальному национальному законодательству, регулирующему деятельность в зоне отчуждения, но и не нарушать требований природоохранного законодательства, в частности законов Украины «О природно-заповедном фонде Украине», «Об экологической сети Украины», «О животном мире», «О растительном мире», «О Красной книге Украины» и т.д.», — акцентирует внимание глава природоохранной территории.

Он подчеркнул, что «в соответствии с законом «О природно-заповедном фонде Украине», биосферные заповедники являются природоохранными, научными-исследовательскими учреждениями государственного значения, которые создаются с целью сохранения в естественном состоянии наиболее типичных природных комплексов биосферы, осуществления фонового экологического мониторинга, изучения окружающей природной среды, её изменений под действием антропогенных факторов».

Дноуглубление как один из видов антропогенной деятельности противоречит указанной цели создания заповедника, прежде всего, в вопросе сохранения в естественном состоянии наиболее типичных природных комплексов биосферы.

Кроме того, обуславливает возникновение ряда гидрологических, биотических, экосистемных, антропогенно обусловленных угроз и рисков, среди которых: литологические изменения дна русла реки и изменение её морфологии (рельефа); изменение природных руслообразовательных процессов, динамических характеристик русла рек; негативное влияние на ихтиофауну и ихтиофлору; разрушение мест обитания редких и типичных видов ихтиофауны и ихтиофлоры; изменение микротермичного режима толщи воды в русле реки и т.д.

«То есть происходит общее изменение экологического состояния русла реки», — подчёркивает Александр Галущенко.

По его словам, данная информация была донесена до Государственного агентства по управлению зоной отчуждения и Министерства энергетики и охраны окружающей среды Украины.

Река Припять © Виктор Малышчиц
Река Припять © Виктор Малышчиц

Проект дноуглубления обязателен, но его нет

Начальник отдела радиологического мониторинга окружающей среды Украинского института гидрометеорологии Олег Войцехович утверждает, что «работы по ремонтной очистке и углублению дна Припяти ежегодно проводились до начала 2000-х, пока не стали экономически нерациональны в связи с падением товарооборота и речного транспорта». Он согласен, что для такой деятельности обязателен проект, и в рамках ОВОС исполнители должны уточнить количество песчаного материала, подлежащего черпанию, на основании каких исследований определён данный объём, выяснить, не планируется ли вывозить песок за пределы зоны отчуждения на продажу. Должны быть определены и, главное, обоснованы места углубления: не всё русло Припяти, а лишь отдельные участки на гидрографической карте, а также зоны в пойме для складирования песка.

«Это важно, поскольку в зоне отчуждения в нижнем течении есть много нерестилищ, а также заповедные участки», — уточняет собеседник.Кроме того, важно понимать, для какого года произведены расчёты. Текущий год, по его словам, ожидается очень маловодным, по аналогу с 1971-м, когда в русле не хватало воды: летом до 120 м3 в секунду и меньше и не было гарантированной глубины в 160 см. Для таких случаев должны определяться абсолютные отметки водной поверхности и дна по результатам эхолотирования (определения глубины с помощью эхолота).

«Именно поэтому нужно согласовывать места углубления и профиль восстановления судоходного канала и иметь проект дноуглубления, а не потому, что есть проблема возможного загрязнения почвы чернобыльскими радионуклидами или что углубление приведёт к уменьшению уровней воды в малых реках», — заключает Олег Войцехович.

Что с радиацией в донных отложениях?

Кстати, на то, что «радиоактивный ил распространён не только в пределах зоны, но и на значительно большей площади за счёт выноса вдоль фарватера», заостряет внимание эколог ОО «Экология — Право — Люди» Алексей Василюк.

«Одним из значимых экологических последствий аварии на Чернобыльской АЭС стало загрязнение радиоактивными веществами вод и водосборных территорий Припяти и Днепра. Часть (2700 га) Киевского водохранилища находится в пределах зоны отчуждения. Сейчас в его илистых отложениях сконцентрирована значительное число радиоактивных веществ, поступивших в окружающую среду из разрушенного реактора. По оценкам экспертов, на дне собралось около 7200 кюри цезия-137», — говорит эколог.

Чернобыльская АЭС © chernobyl-heart.com
Чернобыльская АЭС © chernobyl-heart.com

«Углубление дна будет способствовать ещё большему осушению Полесья»

Впрочем, Сергея Гащака, биолога-радиоэколога с 30-летним стажем работы в зоне отчуждения, кандидата биологических наук, заместителя директора Международной радиоэкологической лаборатории Чернобыльского центра, заботит другое:

«В условиях, когда хронически не хватает осадков и водоёмы (болота) сохнут, углубление дна будет только способствовать ещё большему выносу воды и ещё большему осушению Полесья. Мы и так уже на грани необратимых катастрофических перемен. Даже подталкивать не надо.

Сейчас основной «убыток» именно для дикой природы, я уже не говорю о ментальности: народ просто привык плевать на законы».

Сергей Гащак высказался в целом о проекте Е40: «Освоение реки полностью совпадает с территорией зоны, а теперь уже и заповедника. И никого не волнует, что делать этого нельзя и что у зоны есть особая миссия и предназначение. Науку со своим мнением опустили ниже плинтуса, остатки научных коллективов, или, точнее, то, что называют научными коллективами, готовы продать душу, лишь бы платили. Поэтому даже из уст «докторов и кандидатов» можно услышать слова поддержки и заверения, что как только пустят корабли, вся Украина заживёт счастливо.

При этом никаких документов, указов, распоряжений на уровне государственных ведомств, министерств никто ещё не подписывал. Обществу всячески пытаются навязать мысль, что вроде «всё на мази», дело идёт, только кто-то мешает.

Мое отношение — абсолютно отрицательное. Я сторонник идей «абсолютного заповедника» и уважения законодательства, даже если оно плохое. Однако вокруг совершенно иные люди, очень предприимчивые, готовые на что угодно, если светят деньги».

Обмеление Волги, 2019 год © kazanfirst.ru
Обмеление Волги, 2019 год © kazanfirst.ru

«Границы заповедника проведены не Высшим разумом, а значит, могут изменяться»

Проект Е40 ещё далёк от утверждения и старта работ, поделился мнением Марк Железняк, гидролог, профессор, доктор наук Института радиоактивности окружающей среды Университета г. Фукусима (Япония).

«Естественно, в технико-экономическое обоснование проекта будет входить Environmental Impact Assessment — комплексная оценка воздействия судового хода на окружающую среду, включающая анализ радиоактивного воздействия. Концентрация радионуклидов в Припяти регулярно мониторится, уровни давно уже на порядок ниже всех предельно допустимых, — считает он.

Припять всегда была судоходной рекой. Ходили пассажирские корабли и баржи. До 2000 года на ней регулярно прочищали перекаты, в том числе в Чернобыльской зоне. Опасные повышения концентрации при этих работах никогда не отмечались, говорит Марк Железняк.

Что касается мероприятий на природоохранной территории, то «границы заповедника проведены не Высшим разумом, а правительством страны, а значит, могут быть изменены», полагает учёный. «Если страна решит, что некий проект принесёт значительный вклад в её экономический развитие, то есть пользу всем гражданам, а смещение границ заповедной зоны не нанесёт непоправимый вред заповедному фонду, то границы будут пересмотрены», — высказался он.

В Беларуси тишина

Любые работы на реке в приграничной зоне имеют трансграничное воздействие, однако беларусскую сторону официально никто ни о чём не уведомлял, уверяет директор РУП «Центральный научно-исследовательский институт комплексного использования водных ресурсов» Александр Станкевич. С ходу ЦНИИКИВР не в состоянии оценить последствия выемки 100 000 м3 донного грунта в Чернобыльской зоне.

«В 1994-1995 году наш институт выполнял подобные расчёты. Тогда украинская сторона проводила расчистку русла реки Припять от намыва дамбы и передала данные. Сейчас же официально никакой информации не поступало. Поэтому оценить, оказывает или нет, и какое воздействие, я не могу», — отметил директор научного учреждения.

По поводу углубления дна на 180 км беларусской части Припяти Минтранс тоже не обращался, равно как не было никаких запросов в ЦНИИКИВР об оценке влияния Е40.

Александр Станкевич поделился гидрологическими наблюдениями за Припятью. Некогда это была полноводная судоходная река, которая питалась за счёт таяния снега и в половодье весной разливалась на многие километры вокруг. Но в последние годы Припять сильно обмелела. Её водность, по данным Белгидромета, стала вдвое ниже нормы. И навигация вместо традиционных 7 месяцев сократилась до 2-3. Замеры уровней воды на реке ежедневно проводятся в районе Пинска, Мозыря и Наровли.

«В целом ситуация поменялась, — согласился директор ЦНИИКИВР. — Раньше зимой снег лежал до середины марта, а то и апреля, а потом медленно таял. Большая вода стояла до июня. Сейчас снега нигде нет, из-за за того, что температура воздуха стала намного выше, он сразу тает. Все осадки, что выпадают, не накапливаются, как раньше, а попадают в воду, в том числе в Припять, и сплавляются на территорию Украины. Речной сток в зимний период стал больше, чем в тёплое время, поскольку нет запаса влаги. Суммарно количество осадков не поменялось, просто произошло их резкое перераспределение. Вот почему летом мы видим намного меньше воды в наших реках».

© William Alden
© William Alden

«Лайнеры будут цепляться брюхом по дну»

Любопытно, что возможность строительства водного пути Е40 рассматривали и в Концепции комплексного развития Припяти. Её по заказу Минтранса готовил Институт природопользования. Участвовали и другие профильные научные организации, включая ЦНИИКИВР. Документ, который носит рекомендательный характер, по словам руководителя сектора прикладной экологии Института природопользования НАН Беларуси Натальи Тониной, согласовали все ведомства, включая Минприроды, Минтранс, Минэкономики.

«На Припяти хотели развивать интенсивное судоходство. Но это же не Днепр и никогда им не будет. По реке могут ходить только прогулочные катера и плоские баржи. Лайнеры класса «река-море» там не пройдут: средняя глубина Припяти — 2-2,5 м максимум, в основном же около 1 м. Судно будет брюхом цепляться по дну», — описывает ситуацию научный сотрудник.

По её словам, при подготовке концепции звучали предложения углубить всю Припять, построить дамбы, но от этих идей отказались, так как тогда затопится пойма, а сотрудники института «тоже очень переживают за растительный и животный мир». Поэтому, чтобы обводнить реку, разработчики предлагают регулировать сток на притоках.

Институт природопользования занимается также обоснованием дноуглубительных работ:

«Отбор песка из русел рек строго лимитирован. Проводятся натурные замеры скоростей, уровней воды, всё анализируется, рассчитывается и выдаётся заключение, сколько наносов можно разработать на перекате, где идёт обмеление. А не так что сколько хочу, столько и беру. Когда чистят судоходную реку и роют траншею, меняется скорость течения, например, один берег может начать подмываться. Для этого требуются данные, которые считаются ежегодно на каждое половодье», — просвещает Наталья Тонина

Никаких официальных бумаг с обоснованием объёма дноуглубления на украинском участке Припяти в Институт природопользования также не поступало.

ПГРЭЗ: «Мы уже столкнулись с нехваткой воды в зоне отчуждения»

«Меня пригласили 12 февраля в украинский посёлок Иванков, где с коллегами из Чернобыльского биосферного радиационно-экологического заповедника мы обсудили сотрудничество, совместные конференции и предполагаемый проект Е40, — рассказывает Максим Кудин, заместитель директора по научной работе Полесского государственного радиационно-экологического заповедника. — Надо сказать, что мнения разделились. Если и в украинском, и беларусском заповедниках никаких подвижек нет и вопросов, связанных с дноуглублением, дамбированием, спрямлением русла Припяти и т.д., не поступало, то в обществе эту тему обсуждают. Находятся организации, подрядчики, которые ратуют за привилегии, рабочие места».

Но на другой чаше весов — потери для экосистем, биоты. Зона отчуждения — это серьёзный конгломерат в центре Европы, образуемый двумя заповедниками общей площадью почти 460 000 га. Она позиционируется как уникальный резерват сохранения видов.

«Учёные ПГРЭЗ и украинского заповедника настороженно рассматривают проект Е40 из-за его негативного воздействия на природные комплексы и объекты. Кроме того, существует прямая угроза (в местах протекания Припяти) исчезновения видов диких животных и дикорастущих растений, редких биотопов, снижения рыбных запасов и вторичного распространения радионуклидов на сопредельные территории», — расставляет акценты Максим Кудин.

Для этой местности характерна высокая мозаичность и плотность радиоактивного загрязнения почвы трансурановыми элементами, цезием-137 — до 500 Ки/км2, стронцием-90 — до 75 Ки/км2, америцием-241 — до 5 Ки/км2 и изотопами плутония — до 3 Ки/км2.

По его словам, плотность радиоактивного загрязнения донных отложений на всём протяжении Припяти практически одинакова: 85% радионуклидов вымываются паводками и переносятся с водой. Но высокорадиоактивного ила, как такового, нет. Что в самом чистом месте в верховье течения в Наровле, что в самом грязном — возле деревни Белая Сорока, плотность загрязнения донных отложений будет одна и та же. Само дно реки в зоне отчуждения относительно чистое. Даже рыба, которая поднимается из Киевского водохранилища, на 90-95% соответствует допустимым уровням цезия-137 у нас и на 95-98% — по украинским нормам.

«Другое дело — площадь водосбора. Она на порядок грязнее, чем донный ил Припяти, — подчёркивает учёный. — Мы не касаемся больших водоёмов закрытого типа, где до сих пор регистрируем высокоактивные горячие топливные частицы. К слову, решение 1993 года дамбировать их было правильным. Вся бывшая мелиоративная сеть сейчас подтоплена».

По его мнению, дноуглубление не решит проблему судоходности Припяти по той причине, что за последние 7 лет она тотально обмелела: река не набирает полного запаса воды.

«Поймы и водозащитные насаждения в них тоже меняются. Идёт изменение состава нижних ярусов древесно-кустарниковой растительности. Со спутниковых снимков этого не видно, поскольку на радиоактивно загрязнённых территориях инвентаризация лесов лесоустройством проводится не так, как в лесхозах, а исключительно по дешифровке. Но работая в зоне, мы наблюдаем данные процессы», — делится замдиректора ПГРЭЗ.

Вполне возможно, что дноуглубительные работы повлекут ещё большее изменение гидрологического режима реки и водоохранных насаждений, снизив их защитные функции. По сути, это приведёт к деградации и развитию сукцессионных процессов, смене породного состава растительности и его упрощению. В корне спрямление реки изменит не только ландшафт, но и подорвёт всю устойчивость экосистемы в принципе.

«В последнее время мы столкнулись с нехваткой воды в зоне отчуждения. Её недостаточно даже на тех участках, которые перекрыты в заповеднике. И нужно думать, как воду задержать.

Сейчас начало марта, а мы уже переходим на усиленное патрулирование зоны. По пожароопасности этот год будет намного сложнее предыдущего, когда случилось чуть больше 10 локальных возгораний», — бьёт тревогу Максим Кудин.

Пожар в зоне отчуждения, 2019 год
Пожар в зоне отчуждения, 2019 год

«Поэтому, прежде чем начинать какие-либо работы на Припяти, нужно всё предметно рассчитать, оценить, и делать это должны профильные специалисты. Последнее слово — за учёными, — призывает он. — К тому же работы в зоне отчуждения предполагают прохождение экспертизы, процедуру ОВОС. А учитывая, что 2/3 пути лежит в Беларуси, без нашего участия сделать это невозможно. Проект имеет трансграничное воздействие, и должны пройти объективные двухсторонние общественные слушания. Пока же Минтранс не спускал нам никаких поручений, украинской стороне — тоже».


Как такового архитектурно-строительного проекта водного маршрута Е40, с экономическим обоснованием и экологическими рисками, никто не видел: его нет в природе. А меж тем в стране создаётся Государственная администрация водного транспорта. Совмин постановлением №137 от 9 марта 2020 года согласовал Минтрансу её создание «в целях обеспечения доступности, повышения качества и безопасности услуг водного транспорта, а также выполнения международных обязательств Беларуси в области торгового мореплавания». Финансировать новую структуру будут из кармана налогоплательщиков.

P.S. Общественные организации «Багна», «Ахова птушак Бацькаўшчыны», Франкфуртское зоологическое общество, Национальный экологический центр Украины, Польское общество птиц заказали у Лаборатории по борьбе с радиоактивностью (Association pour le Contrôle de la Radioactivité dans l’Ouest, ACRO) исследование о воздействии водного пути E40 на Полесье. Мы поручили экспертам рассмотреть ряд факторов: гидрология, экономика транспорта, радиоактивность и возможные альтернативные сценарии развития региона. Не вдаваясь в детали, скажем, что строительство Е40 подвергло бы миллионы людей риску воздействия опасных уровней радиации, а современные обстоятельства делают невозможными любые строительные работы в Чернобыльской зоне. Подробнее с результатами изыскания мы познакомим вас в следующем материале.


Главное фото © Purnadi Phan.

Перепечатка материалов Багны возможна только с письменного разрешения редакции.

Публикация финансируется Шведским агентством по международному развитию и сотрудничеству «Сида». Сида необязательно разделяет мнение, выраженное в этом материале.

Шлюз на реке Огайо, Кентукки, США
Шлюз на реке Огайо, Кентукки, США© Michael Dolan
Баржа на реке Огайо, Кентукки, США
Баржа на реке Огайо, Кентукки, США© William Alden
Шлюз на реке Огайо, Кентукки, США
Шлюз на реке Огайо, Кентукки, США© William Alden