Пока упор на эксплуатацию рек. Замечания «Багны» к проекту Водной стратегии Беларуси

В Беларуси прошли публичные обсуждения проекта Стратегии управления водными ресурсами в условиях изменения климата до 2030 года и отчёта по определению сферы охвата стратегической экологической оценки (СЭО) к ней. Общественная организация «Багна» подготовила свои замечания к обоим документам.

Их разработал Центральный научно-исследовательский институт комплексного использования водных ресурсов (ЦНИИКИВР). Как написано в обосновании, стратегия нацелена на «достижение долгосрочной водной безопасности страны для её нынешнего и будущих поколений». По сути, это главный документ, определяющий государственную политику в области охраны и использования водных ресурсов, включая такие направления, как снабжение населения качественной питьевой водой, водообеспечение промышленности и сельского хозяйства, предотвращение загрязнения и истощения водных объектов, развитие экотуризма и рекреации в акваториях и другие.

Курс на эксплуатацию и просроченные даты

При этом в описании документа нет ни слова про экологический и средообразующий компонент водных ресурсов, про их природоохранное значение, про необходимость сохранения водных экосистем в качестве мест обитания для различных видов животных и растений. И это первое, на что обратила внимание ОО «Багна». Кроме того, противоречат Целям устойчивого развития задачи, обозначенные в отчёте стратегической экологической оценки.

Если пролистать текст, можно увидеть, что все выводы и обоснования опираются на не самые свежие цифры. В частности, в разделе про изъятие и добычу поверхностных вод фигурируют данные 2016 года. Многие запланированные мероприятия датированы 2018-2019 годами. Но сейчас уже 2020-й, а стратегия рассчитана до 2030 года! Такие огрехи создают впечатление, что проект готовился небрежно, методом копипаста из других программных документов прошлых лет, его содержимое сырое и непродуманное. И на этом тоже акцентирует внимание «Багна».

Водноресурсный потенциал без болот

В разделе «Водноресурсный потенциал Беларуси» представлена общая картина с реками, озёрами, родниками в стране, дано описание минеральных и геотермальных вод. Причём акцент делается только на их эксплуатацию. Но если до 2030 года запланированы поисково-разведочные работы новых видов специфических минеральных вод (с целью увеличения объёмов использования), инвентаризация родников, то для геотермальных вод таких изысканий не предусмотрено.

Что касается подземных вод, то в стратегии стоит задача подготовить нормативный документ, который определял бы порядок проведения их мониторинга на водозаборах. Однако нет цели нормировать эксплуатацию подземных вод.

«Стратегия не рассматривает потенциал водно-болотных угодий, их роль, значение для сохранения водных экосистем и охранные мероприятия. В документе они вскользь упомянуты лишь в разделе «Изменение климата и водные ресурсы Беларуси. Адаптация водозависимых отраслей экономики». При этом не дана детальная оценка рисков для болот от хозяйственной деятельности, а также вследствие изменения климата. Равно как не сделан такой детализированный прогноз для всех водных экосистем», — пишет в комментариях к документу «Багна».

Точно так же в тексте стратегии ничего не сказано о мелиоративных системах. Не упомянуты и торфоразработки как один из источников загрязнения рек. Ведь, как известно, болота питают водотоки, и их осушение для добычи торфа оборачивается многочисленными проблемами для водных объектов.

Загрязнение и охрана водных объектов

Среди основных источников загрязнения в стратегии приведены хозяйственно-бытовые и производственные сточные воды (в 2016 году в водные объекты было сброшено 1087,91 млн м3, в том числе недоочищенных 8,833 млн м3) и отходы животноводческих комплексов. Негативное воздействие могут оказывать горнодобывающая промышленность (в Беларуси разведано 4000 месторождений полезных ископаемых, разработка многих ведётся открытым способом), строительные работы, склады хранения ядохимикатов, минеральных удобрений, нефтепродуктов и т.д.

Примечательно, что авторы стратегии среди путей решения проблемы называют не только модернизацию очистных сооружений, но и установление особого режима хозяйствования в границах водоохранных зон и прибрежных полос в соответствии со статьями 52, 53, 54 Водного кодекса Республики Беларусь. Но увеличение загрязнения поверхностных водных источников как раз таки и началось после того, как этими пунктами в новой редакции было разрешено делать всё что угодно вблизи акваторий. Теперь пожинаем плоды. Поэтому «Багна» предлагает внести поправки в статьи 52, 53, 54 и другие Водного кодекса.

«Для охраны и восстановления водных экосистем необходимо увеличить количество мероприятий по сохранению и поддержанию естественных ненарушенных рек, которые будут служить местами обитания и произрастания редких видов, а также для экотуризма. Реки и озёра играют очень важную роль в повседневной жизни граждан, и интенсивная хозяйственная деятельность на них будет способствовать росту числа конфликтов, — подчёркивает «Багна». — Кроме того, неправильно рассчитывать, что охрану и восстановление водных экосистем можно обеспечить только в рамках стратегии развития особо охраняемых природных территорий. Малые водотоки в населённых пунктах и родники, как правило, не имеют статуса ООПТ, а значит, и защиты».

Питьевая вода: с хлором или без?

Что касается питьевого водоснабжения, то здесь налицо проблема хлорирования воды. Например, почти половина минчан (речь о проживающих в Московском, Фрунзенском и Октябрьском районах) пьют хлорированную воду из поверхностных источников Вилейско-Минской водной системы. И по самым оптимистичным прогнозам, вода хорошего качества появится не раньше 2030 года. Чтобы районы перешли на артезианские источники, потребуется апгрейд всей инфраструктуры, бурение большого количества скважин, закупка дорогостоящего оборудования. Однако про это не упоминается в водной стратегии.

Е40 — вычеркнуть

В тексте документа и докладе СЭО фигурирует водный маршрут Е40 как один из основных вариантов развития судоходства на реках. Однако политической воли о его строительстве в Беларуси на сегодня нет. В письме Министерства транспорта и коммуникаций №02-21/2760 от 16 марта 2020 года за подписью заместителя министра Натальи Александрович обозначено, что «в установленном законодательном порядке решения о реализации в Республике Беларусь проекта Е40 не принималось», напоминает «Багна». Кроме того, водный транспорт занимает 1% в общем грузопотоке страны, речная отрасль глубоко убыточна и существует только благодаря значительным бюджетным дотациям (в 1500 раз больше, чем, например, в сферу автомобильного или железнодорожного транспорта в расчёте на тонно-километр).

По данным Белстата, в 2019 году по внутренним водным путям перевезено 2,2 млн тонн грузов, что составило лишь 0,5% от общей транспортировки по Беларуси.

При этом, если брать грузооборот, который учитывает не только объёмы, но и расстояние доставки, вклад внутреннего транспорта ещё меньше — 0,06% от совокупных перевозок, или 33,4 млн тонно-километров.

«Внутренний водный транспорт, несмотря на то, что в нём трудоустроены порядка 2000 человек, не играет заметной роли в транспортном секторе Беларуси. Его результаты сопоставимы с парой-тройкой средних автотранспортных предприятий. Кроме того, водные пути оправдывают себя лишь на длинной дистанции, от 1000 км. А таких в нашей нет», — обосновывает «Багна».

Помимо экономики против этого проекта также климат. По прогнозам экспертов, с каждым годом судоходство на Припяти как главной реке маршрута Е40 в нашей стране будет всё более затрудняться из-за обмеления и спада на 25-50% скорости течения на притоках. Причём об этом же написано в разделе «Изменение климата и водные ресурсы Беларуси. Адаптация водозависимых отраслей экономики», где среди перечисленных рисков фигурирует «ухудшение условий для водного транспорта из-за снижения уровня воды и ускоренного накопления наносов в водных объектах». Указано также, что «усиление внутригодовой неравномерности в колебаниях речного стока может принести значительные ущербы, в первую очередь судоходству».

Авторы стратегии считают, что для поддержания необходимых глубин на судоходных реках необходимо построить гидротехнические подпорные сооружения и спрямить русла. Но Припять на сегодня является чуть ли не единственной крупной равнинной незарегулированной рекой в Европе. Какие-либо работы на ней будут иметь далекоидущие плохие последствия и серьёзно нарушат экологический баланс в Полесском регионе, предупреждает «Багна».

«На всей протяжённости водного пути Е40 будет наблюдаться негативное воздействие на прилегающие природоохранные территории. Национальный парк «Припятский» пострадает за счёт сокращения длины реки, разрушения мест обитания птиц и рыб, а также сокращения периода весеннего паводка. Ольманские болота подвергнутся воздействию за счёт снижения подземного стока и стабилизации берегового грунта. Дамбы, плотины, углубление дна и укрепление берегов — всё это повлияет на жизнь целой экосистемы и может привести к её полной деградации с минимальным уровнем биоразнообразия», — подчёркивает общественная организация.

Кроме того, дноуглубительные работы на Припяти взметут радиоактивный ил, повышая риск загрязнения питьевой воды и заражения рыбы. К слову, упоминание про радиоактивное загрязнение территории цезием-137, стронцием-90 и плутонием-238, 239, 240 приведено только в отчёте СЭО. В стратегии об этом ни слова.

А ещё после канализации реки начнутся выбросы парниковых газов из торфа, который будет разлагаться в нижних уровнях грунтовых вод, акцентирует внимание «Багна».

«Всё вместе делает развитие водного транспорта и реализацию проекта Е40 нецелесообразным, заведомо рискованным и противоречащим национальному законодательству. Предварительных экологических оценок данного проекта не проводилось. Его включение в текст стратегии и доклада СЭО считаем нелегитимным и препятствующим устойчивому развитию, экологической политике, Закону «О государственной экологической оценке, стратегической экологической оценке и оценке воздействия на окружающую среду» и принятым экологическим нормам и правилам ЭкоНиП 17.01.06-001-2017 «Охрана окружающей среды и природопользование. Требования экологической безопасности». Высвободившиеся в результате денежные средства лучше направить на развитие системы водоснабжения и водоотведения, реконструкцию очистных сооружений и поддержку рыбохозяйственных предприятий», — призывает «Багна».

© William Alden
© William Alden

Гидроэнергетика на равнинных реках заведомо убыточна

Авторы стратегии оценивают потенциальную мощность всех водотоков Беларуси в 850 МВт и считают, что гидроэнергетический потенциал средних и малых рек недостаточно задействован. Они предлагают подготовить каталог перспективных площадок для включения в государственный кадастр возобновляемых источников энергии, построить новые и реконструировать старые гидроэлектростанции (всего их в стране 51). При этом сами же пишут, что при сооружении плотин ГЭС на крупных реках большие площади вокруг затапливаются. Такие затопления имеют ряд негативных последствий и требуют компенсационных мероприятий.

«Нашей стране нужно отказаться от строительства плотин на малых и средних реках и планов по реконструкции существующих гидроэлектростанций. Никто в мире ГЭС на равнинных реках не строит. А рельеф в Беларуси как раз равнинный, все водотоки имеют спокойное течение, — аргументирует «Багна». — К тому же после ввода АЭС в Беларуси будет переизбыток электроэнергии. И с каждым годом всё дешевле становится энергия солнца, которая менее губительна для природы, чем ГЭС. Плотины негативно влияют на речную экосистему, увеличивают испарение воды за счёт создания водохранилищ, не говоря уже про затопление местности в случае прорыва. Тем более, авторы сами признаются, что изменение климата плохо отразится на малых реках».

Поэтому в стратегии и докладе СЭО необходимо удалить все упоминания и запланированные мероприятия о Е40, водном транспорте и гидроэнергетике.

Полоцкая ГЭС с высоты птичьего полета. Проектная мощность ГЭС — 21,66 МВт. Площадь водохранилища — 1710 гектаров, а его длина 83 км — от деревни Лучно практически до Бешенковичей © vitebsk.energo.by
Полоцкая ГЭС с высоты птичьего полета. Проектная мощность ГЭС — 21,66 МВт. Площадь водохранилища — 1710 гектаров, а его длина 83 км — от деревни Лучно практически до Бешенковичей © vitebsk.energo.by

Трансграничный контекст не учтён

Учитывая, что 6 крупных рек Беларуси текут в соседние страны, необходимо учесть и проанализировать их возможное трансграничное воздействие, высказывает мнение «Багна». Этого не сделано. Подобного анализа и обсуждения возможных последствий реализации предлагаемых государственных стратегий развития, планов и программ для окружающей среды и здоровья населения, а также учёта этих данных при принятии решений нет и в СЭО, хотя того требуют Закон «О СЭО, ГЭО и ОВОС» (гл. 4 п. 19.12.) и ЭкоНиП. Раздел о трансграничном воздействии нужно также основательно доработать, резюмирует «Багна».

Общественная организация рассчитывает, что ЦНИИКИВР внимательно отнесётся к её замечаниям и внесёт их в Стратегию управления водными ресурсами и отчёт СЭО. В таком виде эти важные стратегические документы будут действительно способствовать достижению водной безопасности страны.


Перепечатка материалов «Багны» возможна только с письменного разрешения редакции.

Публикация финансируется Шведским агентством по международному развитию и сотрудничеству «Сида». «Сида» необязательно разделяет мнение, выраженное в этом материале.

Весенний разлив на реке Припять
Весенний разлив на реке Припять© Volha Kaskevich
Болото Ельня
Болото Ельня© Виктор Малышчиц
© Volha Kaskevich
© pxhere.com
Остров Ду на Освейском озере
Остров Ду на Освейском озере© Volha Kaskevich
© Elke Mader
Река Припять
Река Припять© m.nn.by
Портлендский канал (США)
Портлендский канал (США)© William Alden