Будет ли в Беларуси экотуризм? «Багна» анализирует национальную стратегию и альтернативы

Каким будет беларусский туризм в ближайшие 15 лет? Национальную стратегию его развития до 2035 составил временный научный коллектив при БГЭУ. «Багна» также изучила документ и добавляет своё видение подхода к экотуризму.

Стратегия занимает 47 страниц и является главным программным и концептуальным документом, который определяет, как будет развиваться сфера туризма в долгосрочной перспективе. Проект постановления Совета Министров «Об утверждении Национальной стратегии развития туризма в Республике Беларусь до 2035 года» вместе с замечаниями доступен на pravo.by. В обосновании уточняется, что в документе учтены «актуальное состояние туристической отрасли в Беларуси, мировые и национальные тенденции, а также поручения Главы государства в сфере туризма».

«В настоящее время индустрия туризма и путешествий является одним из основных драйверов развития мировой экономики», — заявляют авторы документа, и это звучит смело на фоне общего локдауна. Обоснование документа подписано Министерством спорта и туризма примерно в день, когда в Евросоюзе схлопнулись границы — 16 марта.

В документе описаны общие положения и определения; тенденции в мире и потенциал Беларуси, цели, задачи и ориентиры; приоритеты стратегии и основные риски. В приложении обозначено 17 целевых показателей. Общественное обсуждение на правовом форуме прошло с 20 по 30 марта, и в течение этого года постановление планируют принять. Оно вступит в силу после официального опубликования.

Цифры и тенденции от авторов. Чего ждут через 15 лет?

Доля туризма в ВВП вырастет до 3%. В 2018 году она составляла 2,2%, что близко к среднему значению, рассчитанному авторами для Литвы и Польши — 2,5%. Для сравнения — доля IT в ВВП около 6,5%. Как? Во-первых, к 2035 году в Беларуси хотели бы в среднем зарабатывать на одном туристе не 71 доллар, а более 200. А во-вторых, растёт само количество туристов.

В 2017 году Беларусь посетил 11,1 миллиона человек, в 2018 — 11,5.

Авторы отмечают, что в мире есть тенденция: ¾ путешествий составляет внутренний туризм и что чем дальше, тем чаще люди ездят самостоятельно. Тем не менее, в 2018 приехало 365 тысяч иностранцев в составе организованных групп. В 2019-м эта цифра составила 405 тысяч (Белстат). Ждут роста организованных путешествий беларусов по стране: 2 миллиона человек в год вместо 1 миллиона в 2018 году.

Среди тенденций авторы отмечают экологизацию туристического спроса и указывают, что потенциал охраняемых природных территорий (ООПТ) в Беларуси недоиспользован. И в этом «Багна» с ними полностью согласна.

Экотуризм в Беларуси

«С открытием границ и безвизовым режимом появилась совсем другая целевая аудитория — иностранные туристы, у которых в приоритете стоит наблюдение за дикой природой и посещение аутентичных культурных мест. Имея уникальное природное достояние, страна до сих пор толком не работала с экологическим туризмом, — считает инженер-эколог общественной организации «Багна» Ольга Каскевич.

Экотуризм — новое для страны направление, и у нас есть что посмотреть, однако из бюджета ООПТ не получают финансовой поддержки на развитие и поддержание инфраструктуры для посещения»*.

Ссылаясь на доклад ЮНЕП по зелёной экономике, Ольга отмечает: «Устойчивый туризм является самым быстрорастущим сектором в индустрии, и глобальные расходы на него увеличатся в разы по сравнению с общеотраслевыми темпами роста».

Чего хочет «Багна»?

При этом стратегия развития туризма до 2035 года, по мнению Ольги Каскевич, существенно не изменит ситуацию. Документ выглядит скорее наброском, а должен быть детализированной концепцией и спланированным предложением. В частности, «Багну» интересует более системное рассмотрения природного и наблюдательного зелёного туризма. Пока в стратегии декларируется лишь намерение посмотреть в эту сторону, но целевые показатели касаются скорее общего туристического рейтинга, нежели говорят что-то об экотуризме. Документ не предполагает позиционирование и продвижение Беларуси как экотуристического направления на международном рынке.

В стратегии есть также набор разрозненных идей: создание видеоцентров и важность экологического образования, инфраструктурные проекты (вышки и площадки), обучение экскурсоводов — и это неполный список. Экотуризм упоминается вскользь наряду с охотничьим и агротуризмом. Отдельного определения для экотуризма нет.

«Мы работаем над предложением для Министерства спорта и туризма концепции развития Полесского региона в данной отрасли с вариантами посещений для разных целевых групп и протяжённостью маршрутов; примером маркетинговой стратегии;картой имеющихся экологических троп и списком проектов, которые уже работали в регионе, чтобы понять имеющийся потенциал».

Эти и другие решения, по мнению Ольги, способствуют устойчивому развитию регионов в целом. В рамках своей работы «Багна» попробовала изучить существующую нормативную базу для реализации этих решений, параллельно готовя предложения для министерства.

В чём разница между экотуризмом, который существует в Беларуси сейчас, и тем, о котором говорит «Багна»? У нас скорее можно встретить наблюдательный туризм для конкретных видов, но нужно учитывать и потенциал самого ландшафта, в котором хочется побывать и насладиться целостным восприятием живого мира вокруг. Есть ряд исследований подтверждающих важную роль природы для ментального здоровья.

«Экотуризм стоит недёшево, зачастую посетитель платит 200-600 евро, чтобы наблюдать конкретный вид. Но его не так просто показать в естесственных условиях, так как звери напуганы охотой. — говорит Ольга. — Поэтому стоит продумывать дополнительные возможности для попутешествий. И самый простой, новерный из этого — наслаждение ландшафтом. Такой опыт разработки концепции у нас был для острова Ду».

Однако пока заказнику сложно найти финансивроансовую поддержку для реализации идей.

«Большинство туристов приезжает просто в красивое место, побыть наедине с природой», — говорит Ольга.

Охота — не экотуризм, и их нельзя совмещать

Сейчас ООПТ должны приносить доход в бюджет, а не только заниматься охраной, поэтому они делают это через охотничьи услуги. Как считают в «Багне», экотуризм и охота не должны совмещаться. «Мировые тенденции ведут к тому, что охоты будет становиться всё меньше», — комментирует специалистка.

Охота и экотуризм не дополняют друг друга, а полностью противоположны в подходах. Экотуризм более устойчив и предполагает сохранение экосистем. Охотничий —направлен на их изменение, чтобы создать лучшие условия для одних видов и не допускать роста численности других. Это делается через площадки подкормки или, например, выбраковку старых и слабых особей во время охоты.

Другой пример — весенняя охота и бёрдвотчинг. Все участники приезжают в одно и то же время, во время весенней миграции птиц. Но одни наблюдают, а другие стреляют. Сторонники бёрдвотчинга из экологических НГО даже добиваются её запрета. «Ахова птушак Бацькаўшчыны» отправила по этому поводу обращение, а «Багна» поддержала и подготовила свои предложения в новые правила охоты.

«Бёрдвотчерам не интересно ехать туда, где идёт охота. А охотники беспокоят птиц и сокращают их численность», — говорит Ольга.

Ещё один пример разницы между подходом охотхозяйств и устойчивого туризма: в первом случае будут создавать вольеры с животными, во втором — стараться пригласить туриста в естественную для животных среду.

Заселить 20 человек — проблема

«Когда мы привозим группу больше 20 человек, разместить людей вблизи охраняемой территории уже проблема, — делится собеседница опытом. — Ведь экотуриста интересуют не гостиницы, а локальные усадьбы с аутентичным бытом и экологическим фермерским хозяйством, уютное место с традициями и своей продукцией и ремесленничеством».

Развитием инфраструктуры могли бы заниматься местные жители и малый бизнес в виде агроусадеб и так далее. В общем, они и занимаются: в стратегии указано, что «высокая динамика развития агротуризма в стране обусловлена в первую очередь льготными условиями организации ведения бизнеса в сельской местности и налогообложения со стороны государства». Но усадеб недостаточно из-за малого спроса, который должен сформироваться, когда посититель поймёт, куда можно на природу съездить у себя в стране, считает Ольга.

Нужны проработанные экотропы. В нацпарках и заповеднике такие вещи финансируются из бюджета, а вот в заказниках они появляются в основном за счёт проектов ЕС, которых крайне мало.

Должна быть возможность познакомиться с местными культурными традициями через региональные продукты. Жители региона могли бы брендировать своё ремесло и местные экологически чистые продукты. Так экотуризм мог бы получить дополнительный вклад в развитие. «Государство должно стимулировать малый бизнес, но, к сожалению, сегодня это большая проблема», — говорит Ольга.

Хочешь стать гидом — а как?

Никто не стимулирует отдельно обучение гидов или гидов-переводчиков, хотя в то же время стратегия отмечает, что их не хватает. И без них не обойтись для выполнения одного из целевых показателей стратегии — роста количества организованных групп туристов. Ольга тоже считает, что потенциал есть, и цитирует стратегию: в 2017 году Беларусь посетило 11,1 миллиона человек, и это число растёт. Но при этом лишь 365 тысяч человек было в качестве организованных туристов.

Отличные экскурсии могут делать специалисты из департаментов научной деятельности ООПТ. Но, как видно из названий подразделений, обычно они заняты наукой. «А туристические отделы не подготовлены, и в стране кадров для содержательных экологических маршрутов пока нет. Это должно быть в программных документах и входить в обучение в университетах и колледжах», — объясняет собеседница.

СЭО помогла бы не пропустить конец Полесья

Это далеко не полный список возможных изменений в туристической сфере. Идеи выглядят разрозненными, и чтобы было иначе, нужны качественные национальная, региональная и местная стратегии. Причём эти документы должны пройти стратегическую экологическую оценку (СЭО), которая помогает регулировать отношения в области охраны окружающей среды и рационального использования природных ресурсов. «И тогда мы сможем делать прогнозы и на начальном этапе увидеть противоречия и угрозы одновременного развития охотничьего и экологического туризма (последний, кстати, иногда может быть даже более прибыльным)», — говорит Ольга Каскевич.

В мартовском проекте стратегии не предусмотрено создание таких планов. Но они могли бы проиллюстрировать глобальные риски: например, как именно водный путь Е40 угрожает Полесью как природному и туристическому месту. «Такой проект ставит под сомнение вообще существование целостной экосистемы региона», — говорит Ольга Каскевич.

Сценарий со строительством водного пути Е40 повлечёт разрушение природных ценностей Полесья.

Также хорошее планирование помогло бы с решением проблемы антропогенной нагрузки. Её максимум определён для каждой ООПТ и измерен в количестве посещений в год, но в стратегии можно указать, что при её превышении экотуризм надо развивать в смежных зонах.

«Багна» предлагает стратегию для Полесья и не только

Сейчас организация работает над концепцией развития экотуризма на Полесье и уже представила один из вариантов министерству спорта и туризма. «Ведомство заинтересовано. Мы сейчас её дорабатываем, дополняя конкретными предложениями, маршрутами и так далее. Плюс в этом году мы подготовим небольшое предложение по развитию экотуризма на водно-болотных угодьях — 25 маршрутов, концепция и анализ целевых аудиторий», — говорит экспертка.

Сюда входят исследовательские экспедиции в целях развития науки, наблюдение за дикими животными, образовательный туризм с обучающими экскурсиями и программами, приключенческий туризм, который не противоречит экологической ценности, а также устойчивый агротуризм, который поддерживает местное сообщество в создании экологически сертифицированных продуктов и проектов зелёного социально-ориентированного бизнеса.


Заглавное фото © Mary Gulina.

Перепечатка материалов «Багны» возможна только с письменного разрешения редакции.

Публикация финансируется Шведским агентством по международному развитию и сотрудничеству «Сида». «Сида» необязательно разделяет мнение, выраженное в этом материале.

Пример экологической тропы из Чехии.
Пример экологической тропы из Чехии.© Mary Gulina
Пример экологической тропы из Чехии.
Пример экологической тропы из Чехии.© Mary Gulina
© Mary Gulina
Национальный парк «Беловежская пуща» одно из самых популярных природных мест у туристов, в 2017 году его посетило 465 тыс. туристов, в том числе около 70 тыс. иностранцев.
Национальный парк «Беловежская пуща» одно из самых популярных природных мест у туристов, в 2017 году его посетило 465 тыс. туристов, в том числе около 70 тыс. иностранцев.© Mary Gulina
Вышка на экотропе в Березинском биосферном заповеднике.
Вышка на экотропе в Березинском биосферном заповеднике.© Mary Gulina
Выход на болото на экотропе в Березинском биосферном заповеднике.
Выход на болото на экотропе в Березинском биосферном заповеднике.© Mary Gulina
Остров Ду — самый большой остров в Беларуси.
Остров Ду — самый большой остров в Беларуси.© Volha Kaskevich
Остров Ду находится на озере Освейское, которое расположено на территории одноименного республиканского заказника «Освейский».
Остров Ду находится на озере Освейское, которое расположено на территории одноименного республиканского заказника «Освейский».© Volha Kaskevich
Через Беларусь пролегает один из важнейших миграционных путей для птиц. Во время осенней миграции лишь на болоте Ельня можно увидеть стаи в несколько тысяч журавлей.
Через Беларусь пролегает один из важнейших миграционных путей для птиц. Во время осенней миграции лишь на болоте Ельня можно увидеть стаи в несколько тысяч журавлей.© Miguel Virkkunen Carvalho
© Kanstancin Chykalau
© Volha Kaskevich
Благодаря активной работе общественной организации «Ахова птушак Бацькаўшчыны» в Беларуси набирает обороты бёрдвотчинг.
Благодаря активной работе общественной организации «Ахова птушак Бацькаўшчыны» в Беларуси набирает обороты бёрдвотчинг.© Volha Kaskevich
© Volha Kaskevich
© Volha Kaskevich
Полесье — одно из самых интересных объектов для развития экологического туризма. Благодаря уникальному ландшафту, многочисленной сети особо охраняемых природных территорий, где сохранились последние уголки дикой природы в Европе, может стать популярным направлением для туристов.
Полесье — одно из самых интересных объектов для развития экологического туризма. Благодаря уникальному ландшафту, многочисленной сети особо охраняемых природных территорий, где сохранились последние уголки дикой природы в Европе, может стать популярным направлением для туристов.© Frankfurt Zoological Society