«Во всём мире у волка охранный статус, а мы тут стреляем»

Круглый стол по волку прошёл 12 декабря при участии примерно полусотни учёных, чиновников и представителей общественных организаций. Но без Министерства лесного хозяйства – того, кто определяет будущее охоты на волка.

Минлесхоз не пришёл, но заявил о снижении медицинских требований для охотников

Беларусам повезло: волк не занесён в Красную книгу и на него разрешена охота. Правда, не все считают это везением. Учёные, охотники, представители ООПТ и лесных хозяйств задаются вопросами: надо ли его сохранять или этот вид неистребим? Есть ли у волка проблемы или это проблемы у нас?

Круглый стол по управлению популяцией волка под названием «Волк ー от преследования к управлению» прошёл 12 декабря в Минске. Его организовали «Научно-практический центр НАН по биоресурсам», Белорусский государственный технологический университет, «Белорусское общество охотников и рыболовов» и ОО «Ахова птушак Бацькаўшчыны».

«В работе нашего круглого стола участвуют представители министерств и ведомств, в частности, Минприроды, «Белгосохоты»… Нет представителей Минлесхоза ー главного органа, который курирует охоту», ー говорит модератор круглого стола Василий Гричик, доктор биологических наук и заведующий кафедрой общей экологии в БГУ.

Но всё-таки Минлесхоз обозначил свою позицию. В этот же день, как сообщила БелТА, на рабочем заседании чиновники обсуждали упрощение процедуры получения медсправок для охотников, потому что количество желающих поохотиться уменьшается.

Директор «Налибоков»: Волк ー проблема для охотпользователей

«Тема сегодняшней встречи ー проблема волка. Для кого она проблема, для волка? Нет, в последние 10 лет численность растёт очень быстро. Для сельского хозяйства? Тоже не вижу, жертв среди сельскохозяйственных животных особо нет. Проблема волка, может быть, есть только для охотпользователей и жителей хуторов, ー говорит директор заказника «Налибокский» Василий Гурков. ー Дать этому животному какой-то особый статус ー это не следует из ситуации. Статус животного нормальный ー ненормированный охотничий вид с круглогодичной охотой. Чего мы хотим добиться? Если уничтожить волка, то он показал, что в состоянии выжить. Создать ещё более льготные условия? Они созданы, у волка единицы врагов-людей».

«Мы постараемся, чтобы сказанное дошло до министерств»

У круглого стола длинная предыстория, которая заключается в спорах о том, нужно ли охотиться на волка, в каком количестве и почему (подробнее уже писала «Багна»).

«На протяжении многих лет мы собираемся для обсуждения и хотели бы прийти к решению, которое можно продвигать», ー говорит Александр Чайковский, генеральный директор «Научно-практического центра НАН по биоресурсам».

Численность волка никто не знает точно, хотя и оценивают в пределах от 800 до 2100 животных. Используемая сейчас методика зимнего маршрутного учёта, по словам специалистов, недостоверна. «Она основывается на неподтверждённой гипотезе, которой пользуются десятилетиями», ー считает Александр Гуринович, сотрудник кафедры туризма, природопользования и охотоведения БГТУ.

Несмотря на это, охота на волка разрешена везде, кроме четырёх особо охраняемых природных территорий.

«Существует проблема: волк ー некий образ врага. В начале прошлого века он им являлся, но сегодня мы могли бы взять под контроль популяцию вплоть до полного уничтожения. И при этом живём представлениями начал прошлого века, ー говорит во время вступительного слова Виктор Фенчук, сотрудник «Ахова птушак Бацькаўшчыны» и координатор программ Франкфуртского зоологического общества в Беларуси.

Он указывает, что нужно разобраться с управлением популяцией волка, но это никак не произойдёт:

«Примерно год назад мы обсудили в НПЦ по биоресурсам проблемы. Было интересно, но встреча осталась просто встречей. Не принята резолюция, протоколы не направлены ни в какие органы госуправления. В этот раз мы постараемся, чтобы сказанное дошло до министерств, которые не участвуют, в том числе до Минлесхоза», ー говорит Виктор Фенчук.

Через призму «чупакабры»: как говорят о волке медиа

Люди боятся волков, и власти стараются разрешить ситуации, которые выглядят экстремальными. Но на деле большинство описаний недостоверны, делает вывод Виктор Фенчук из анализа публикаций о волке, который АПБ делала в период с прошлого круглого стола год назад.

«Мы решили разбираться с громкими случаями, и заявления не заставили себя ждать: в апреле Минлесхоз сообщил на пресс-конференции, что участились случаи нападения волков на людей. Пресса отреагировала соответствующе: например, через заголовки «Волки терроризируют жителей 14 регионов». Тогда же прозвучали задачи стимулировать отстрел, отозвался “БООР”», ー говорит Виктор Фенчук.

За год собрали 194 публикации, из них 23 позитивные и 15 нейтральных, остальные ー о проблемах и страхах. Лидером по упоминаниям является слонимская «чупокабра» (70 публикаций), которая в итоге оказалась собакой.

«Оказалось, что многое [публикации] не соответствует действительности частично или полностью», ー говорит Виктор Фенчук. Он утверждает, что такое освещение стимулирует охоту: после громких случаев делаются заявления об активизации борьбы с волком [смотрите кадр из презентации справа].

Егерь из Миорского района: Я не знаю конфликтов с людьми

«Я не знаю конфликтов с людьми, но с домашними животными ー есть, ー уверенно заявляет руководитель ОО «Охотничий клуб “Сафари”» и егерь из Миорского «БООР» Дмитрий Богуш.

ー Надо ли охотиться на волка? На мой взгляд, безусловно, да. Проблемы с ним нет, падения численности не наблюдается. За прошлый год мы изъяли 15 волков, соседи ー 50. Вычистили регион, казалось, наглухо, но все выводковые места заняли новые пары (так называемое рекомпенсирующее воспроизводство – ред.). Картина выглядит ещё более впечатляюще, чем год назад».

Он добавляет: происходящее в кабинетах, все резолюции имеют мало общего с реальностью. По его словам, основную угрозу для волка представляет спрос на дериваты ー например, черепа:

«У местных их покупают по 150-160 долларов за череп, и пока так происходит, до тех пор будут стрелять 1700-2000 волков в год. Если спрос упадёт ー это сохранит волка, едва ли найдётся 1-2% от общего количества охотников. Волк очень сложный хищник», ー говорит егерь. С ним спорит сотрудник Минприроды Виталий Каренчук, который напоминает, что вывезти трофей волка с территории Беларуси практически невозможно: «Только с разрешения Минприроды. Мы один раз попытались выдать такое разрешение, но [трофей] развернули на таможне», ー говорит он.

«Конечно, это делают нелегально, никто не везёт через Европу, везут через Россию. И спрос есть, посмотрите объявления в газетах: 30 долларов за клык», ー отвечает егерь. Он продолжает: конечно, существующая методика не позволяет говорить о численности даже примерно, потому что никому неинтересно показать у себя большое количество волка.

«Будешь постоянно получать по шапке: когда добудешь? Показательна история с рысью и медведем: если обнаружишь ー должен организовать зону покоя и так далее. Как думаете, что будет показывать? А потом собирается уважаемая аудитория и говорит, что у нас медведь вымирает», ー говорит Дмитрий Богуш.

НПЦ по биоресурсам надеется на План управления и экотуризм

Какая нужна стратегия в ситуации с волком, должен был определить план управления ещё 2009 году, но его основные положения мало используются. В начале 2018 года чиновники заговорили о корректировке плана, но с тех пор новостей не слышно.

«План управления популяцией волка был разработан нашим НПЦ и передан в министерство. Министерство странным образом его доработало, исчезла большая часть информации. Принятое не работает», ー описывает предысторию Анна Сидорович, исполняющая обязанности заместителя гендиректора по научной и инновационной работе НПЦ по биоресурсам.

«Мы считаем, что необходима доработка существующего плана управления по причине конфликта интересов и из-за международных обязательств (конвенции СИТЕС), [вопреки которым] множество образцов нелегально вывозится [с территории Беларуси]. К тому же во всём мире этот вид имеет охранный статус, а мы тут его свободно стреляем. Как мы планируем усовершенствовать план управления? Прописать оптимальную численность для каждой территории и способы это делать: при отстреле работает компенсирующее воспроизводство, но есть ещё гормональные препараты. То есть способ найти можно», ー высказывается Анна.

«Чтобы что-то решать, нужно оценить численность, но многие охотники и лесхозы рисуют цифры из головы», ー говорит она.

НПЦ по биоресурсам также предлагает более широко учитывать План управления. А именно ー добавить в Правила подготовки Планов управления для ООПТ, утверждённые Минприроды, новый пункт о том, что на него нужно опираться при подготовке проектов организации ведения охотничьего и лесного хозяйства, а также проведении ОВОС и СЭО.

Анна Сидорович добавляет: не надо зацикливаться на охоте, альтернативой является экологический туризм.

«Буквально беглый взгляд по сайтам: Северную Каролину посещает 25 тысяч семей, чтобы посмотреть на волка, доход региона ー 27 миллионов долларов, ー приводит она цифры. ー Йеллоустонский заповедник в США, где прошла программа по реинтродукции волка, в 2005 году посетили 94 тысячи человек, которые принесли 35,5 миллиона долларов».

Заглавное фото: Ralf Κλενγελ

Перепечатка материалов Багны возможна только с письменного разрешения редакции
Публикация финансируется Шведским агентством по международному развитию и сотрудничеству «Сида». Сида не обязательно разделяет мнение, выраженное в этом материале. Ответственность за его содержание целиком возлагается на ОО «Багна»
Волчьи следы
Волчьи следы© Дмитрий Шамович
Круглый стол по управлению популяцией волка, 12 декабря
Круглый стол по управлению популяцией волка, 12 декабря© Багна