Экосистемы, которые мы теряем: пойменные луга

Всего 20 лет назад берега белорусских рек выглядели совсем иначе: вместо зарослей кустарников вдоль них тянулись пойменные луга, которые служили домом для многих редких видов. Эта экосистема оказалась столь же ценной, сколь и хрупкой, а ее гибель, которая происходит на наших глазах, удивительным образом оказалась результатом не деятельности человека, а его бездействия.

В ритме паводков
Отличие пойменных лугов от любых других заключается в том, что они могут существовать только в непосредственной близости от воды, а иногда под ней. Весенние разливы, которые еще не так давно были нормой для большинства белорусских рек, приносили влагу и питательные вещества. От них в свою очередь зависел рост растений и размножение мелких беспозвоночных, являющихся основой местной пищевой цепи.

[caption id=“attachment_14351” align=“alignnone” width=“800”]pojmennye-luga-01 Так выглдяит Туровский луг во время паводка[/caption]

Пойменные луга, находящиеся в идеальном состоянии, издали напоминают газон, поскольку их регулярно выкашивают и используют для выпаса скота  (первыми полями для гольфа когда-то тоже служили овечьи пастбища). Пока молоко и получаемые из него продукты оставались для деревенских жителей основой питания, а границы между участками, принадлежащими различным семьям, существовали только в человеческой памяти, конфликты из-за того, что один сосед «подкосил» у другого, были обычным делом.

Такая система хозяйствования, существовавшая веками, не давала пойменным лугам зарастать кустарником. Их главный враг сегодня – ива. Ежегодно каждое растение раскидывает тысячи семян, а сломанная ветка, унесенная паводком, прекрасно укореняется у любого берега, к которому пристанет. Ива без проблем переносит затопление и быстро растет, так что ей требуется совсем немного времени, чтобы захватить огромную территорию.

[caption id=“attachment_14352” align=“alignnone” width=“800”]Стадо лошадей пасется на Туровском лугу, позади видны заросли ивы (фото из архива Павла Пинчука) Стадо лошадей пасется на Туровском лугу, позади видны заросли ивы (фото из архива Павла Пинчука)[/caption]

Однако до поры до времени именно человек не давал этому произойти. Скот с удовольствием поедал сочные ветки, молодые растения погибали во время косьбы, а те кусты, что все-таки успевали вырасти, тоже шли в дело: гибкие, но при этом прочные побеги ивы служили материалом для плетней и различной домашней утвари. Иву также в большом количестве заготавливали на дрова.

Благодаря этому пойменные луга окружали каждую деревню, местечко или даже небольшой город, расположенный на берегу реки. Хотя они были характерны скорее для юга Беларуси с его плоским рельефом и обилием болот, которые помогали дольше поддерживать высокий уровень воды (в дождливые годы она спадала лишь с наступлением холодов), на Западной Двине, Березине и Немане существовали свои пойменные луга.

Птичье царство
Эти открытые пространства пришлись по вкусу тем видам, которые устраивают гнезда на земле. Объеденная скотом трава не закрывает обзор сидящей на кладке птице, а это значит, ей легче заметить опасность. Близость воды и удобренная навозом почва в изобилии обеспечивали пернатых кормом. Возникли целые колонии, где разные виды невольно помогали друг другу: более агрессивные чайки и крачки отгоняли ворон, не давая им разорять гнезда куликов.

[caption id=“attachment_14353” align=“alignnone” width=“800”]Белощекая крачка Белощекая крачка[/caption]

Благодаря этому поймы многих белорусских рек превратились в своего рода естественный питомник, где редкие виды (прежде всего большой веретенник и дупель, которые сегодня имеют статус глобально угрожаемых) могли успешно размножаться, тогда как в Западной Европе кулики стали исчезать из-за осушения болот и перехода на интенсивное сельское хозяйство.

[caption id=“attachment_14354” align=“alignnone” width=“800”]Большой веретенник Большой веретенник[/caption]

[su_pullquote align=“right”] Почему исчезают пойменные луга и птицы (Фото)[/su_pullquote]

Часть яиц, а потом и птенцов неизбежно погибала под копытами коров и лошадей. Однако все потери с лихвой компенсировали те преимущества, которые давала эта богатая экосистема. Неудивительно, что виды, которые характерны для верховых болот, с удовольствием обосновались на пойменных лугах. Орнитолог Вадим Клакоцкий, который считается их «первооткрывателем», в 70-х годах прошлого века занялся изучением лугов, расположенных в пойме Припяти, и сразу же нашел на гнездовании несколько новых для Беларуси видов. Среди них оказались кулик-сорока и галстучник, который обитает на севере Евразии в открытых ландшафтах.

[caption id=“attachment_14355” align=“alignnone” width=“800”]Галстучник – символ Туровской станции кольцевания Галстучник – символ Туровской станции кольцевания[/caption]

Хотя в те времена пойменные луга еще находились «в хорошей форме», мелиорация затронула и их. Припять на многих участках спрямили и обваловали, а часть ее притоков превратили в каналы. Из-за этого изменился гидрологический режим, пойменные луга стали отдавать под распашку, в результате чего их площадь сократилась примерно вдвое. Та же картина наблюдалась в других частях Беларуси. «Золотой век», когда человек и природа существовали в относительной гармонии, подошел к концу и для пойменных лугов. Однако должно было смениться еще одно поколение, прежде чем количественные изменения перешли в качественные.

Дикая природа Беларуси

Фото Сергея Плыткевича / Заглавное фото Hiaticula