Лесные пожары Сибири: в чём проблема и что делать?

  • Раздел: Леса
  • Автор: Багна
  • Дата: 01.08.2019, 15:32

Руководитель лесного отдела «Гринпис» Алексей Ярошенко опубликовал сегодня позицию по лесным пожарам 2019 года на форуме организации, посвященном лесной экологии и охране лесов.

Тема лесных пожаров в Сибири в 2019 году стала вдруг неожиданно популярной как на российском, так и на международном уровнях. Количество сообщений пользователей соцсетей о пожарах в Сибири только за последние две недели превысило миллион, сообщает РБК.

Петиция на Change.org за введение режима ЧС на всей территории Сибири в связи с лесными пожарами набрала уже больше 850 тысяч подписей, и стала самой популярной из актуальных. По поводу сибирско-дальневосточной лесопожарной катастрофы высказалось уже огромое количество государственных и общественных деятелей, как российских, так и зарубежных. И пока внимание к этой проблеме только растёт.

В чём проблема — почему именно в 2019 году тема сибирских и дальневосточных лесных пожаров удостоилась такого внимания?

Ситуация с лесными пожарами в нашей стране в 2019 году действительно катастрофическая — в первую очередь в трёх регионах: Красноярском крае, Иркутской области и Республике Саха (Якутия). По данным дистанционного мониторинга государственной системы ИСДМ-Рослесхоз, общая площадь, пройденная лесными пожарами с начала года по утро 1 августа, составила в 2019 году 12,6 миллионов гектаров — нынешний год стал четвертым по этому показателю с начала века. Большие плошади были пройдены лесными пожарами только в 2012 году (14,7 млн. га за тот же период), 2003 (13,8 млн. га), и в прошлом, 2018 (12,9 млн. га). Но прогноз развития ситуации пока крайне неблагоприятный, и не исключено, что нынешний год в конце концов окажется рекордным по пройденной огнём площади.

Данные системы ИСДМ-Рослесхоз по общим площадям лесных пожаров в России — сводные за 2000-2016 годы (форма 18-ИСДМ — к сожалению, за последующие годы она недоступна), и отдельные по 2017-2019 годам (формы 4-ИСДМ) — всё по состоянию на 1 августа

Как мы видим, были даже в нынешнем веке годы, когда леса России в целом горели сильнее, чем сейчас, и когда к началу августа огнём были пройдены большие площади — но настолько сильной реакции общества на эти пожары не было. По всей видимости, в 2019 году сработали ещё два важных фактора: во-первых, мощное задымление (охватившее во второй половине июля практически всю Сибирь, в том числе крупнейшие города и самые густонаселенные ее районы), и во-вторых, то, что у людей просто лопнуло терпение (они каждый год слышат про успешную борьбу государства с лесными пожарами — а леса всё горят и горят, и лесопожарные катастрофы случаются ежегодно).

Как бы то ни было, ситуация с лесными пожарами в России сейчас существенно хуже, чем в среднем за весь период наблюдений, по которому имеются полностью сравнимые данные дистанционного мониторинга (начиная с 2002 года). Усредненное за последние десять дней количество термоточек по данным космоснимков MODIS — показатель, хорошо отражающий развитие ситуации с лесными пожарами в целом для крупных территорий (страны или больших лесных регионов) — сейчас примерно вдвое превышает среднемноголетние значения:

Самостоятельно получить аналогичные сравнения по субъектам РФ или по России за другие периоды можно на сайте maps.greenpeace.org
Самостоятельно получить аналогичные сравнения по субъектам РФ или по России за другие периоды можно на сайте maps.greenpeace.org

Скорее всего, пик горимости лесов в России в 2019 году ещё не пройден — если исходить из средней динамики развития лесных пожаров в Сибири и на Дальнем Востоке за последние десятилетия, и из прогрозов погоды по наиболее горящим сейчас регионам, то этого пика можно ожидать ближе к середине августа. Но точный прогноз по этому поводу дать пока невозможно.

Естественны ли пожары в тайге, и надо ли их тушить?

Согласно действующему российскому лесному законодательству, примерно на половине площади земель лесного фонда пожары разрешается не тушить «при отсутствии угрозы населенным пунктам или объектам экономики в случаях, когда прогнозируемые затраты на тушение лесного пожара превышают прогнозируемый вред, который может быть им причинен».

Это относится к так называемым «зонам контроля лесных пожаров», введённым приказом Минприроды России от 8 октября 2015 года № 426. Их точные границы на сегодняшний день официально не опубликованы, но есть схема, подготовленная ФБУ «Авиалесоохрана» в 2016 году — изменения с тех пор были незначительными, в масштабах страны не принципиальными.

Зоны контроля. Тёмно-серый цвет на этой схеме означает «зоны контроля» — те самые, в которых пожары разрешается не тушить
Зоны контроля. Тёмно-серый цвет на этой схеме означает «зоны контроля» — те самые, в которых пожары разрешается не тушить

По состоянию на утро 1 августа 2019 года, из официально зарегистрированных в России 3072 тысяч гектаров действующих лесных пожаров (по данным региональных диспетчерских служб, а не дистанционного мониторинга) 116 тысяч гектаров (3,8%) приходится на пожары, которые кто-либо как-либо тушит, а все остальное — на пожары в «зонах контроля», по которым приняты решения об отказе от тушения.

Широко распространенное среди российских чиновников мнение по поводу того, надо или не надо тушить пожары в далёких таежных лесах, сформулировал недавно красноярский губернатор Усс (по сообщению РИА Новости):

— Есть категория, которая у нас называется зона контроля – там, где пожар по определению не тушится, и есть зона охраны, где пожары тушатся. То, что касается зоны контроля — это в основном северная территория, пожары там возникают регулярно в основном из-за грозовой активности. Это было и сто, и двести, и триста, и пятьсот лет тому назад. Вот если у нас зимой холодная погода и возникает метель, никому же не приходит в голову… топить айсберги… чтобы у нас было потеплее. Нечто похожее, думаю, применительно к лесным пожарам в зоне контроля. Дело в том, что это обычное природное явление, бороться с которым бессмысленно, а может, даже где-то и вредно.

Но отнюдь не только чиновники говорят о том, что тушить далёкие северные леса не нужно. Об этом же пишет известный красноярский журналист Алексей Тарасов в Новой газете:

— Мы готовы к новым бессмысленным жертвам там, куда людям соваться вовсе не стоит? Зачем тушить «неэксплуатационные» леса? Затраты на эти почти войсковые операции на много порядков превысят всю возможную выгоду от них. И ведь это просто нелепица, абсурд — их погасить в принципе невозможно. Да и не нужно — пожары были на планете, есть и будут, это естественный процесс, природа к пожарам адаптирована. Наши леса возникли в современном состоянии 10 – 12 тыс. лет назад. И с тех пор их сопровождают пожары, леса формируются под их влиянием. Более того, благодаря пожарам они и существуют — такой вот парадокс.

Иногда нечто подобное приходится слышать и от представителей научного сообщества. Вот, например, яркая цитата — не самая свежая, зато примерно про ту территорию, которая сейчас сильно горит.

— Основной вывод: лесные пожары тушить не нужно, лес намного лучше справляется с ними без участия человека. Это подтверждает и наш эксперимент, который не имеет аналогов в мире, и опыт американских коллег, которые давно практикуют управление лесными пожарами — оставляют лес один на один с огнём и занимаются только ограждением от пламени жилых участков. Когда лес заливают сверху тоннами воды, нарушается его экосистема и восстановление происходит намного дольше. Если же его не тушить, свежие деревья появляются достаточно быстро: в Амурской области, например, лесу достаточно одного-двух лет, где-то новые деревья вырастают через два-три года, где-то — через 20–30 лет.

Так ли это на самом деле, действительно ли, пожары для тайги естественны, и правда ли, что их не надо тушить, пока нет непосредственной угрозе поселениям и объектам экономики?

Леса таежной зоны действительно горели с давних времен — на протяжении всей истории своего формирования и развития.

Часть пожаров могла возникать от природных причин (главным образом от молний, и в редчайших случаях — от падения метеоритов или извержения вулканов, где таковые имеются); другая часть — по вине людей (нынешняя таежная зона издревле была населена, хоть и не густо, племенами коренных народов, и эти племена издревле использовали огонь в своей жизни и хозяйственной деятельности). О том, какая доля пожаров в разные исторические периоды приходилась на молнии с метеоритами и вулканами, а какая на людей с их хозяйством, можно спорить до бесконечности, но в любом случае тайга в её современном виде в значительной степени сформирована огнём.

Но есть много причин, почему слишком крупные и слишком часто повторяющиеся пожары в таежной зоне всё равно нельзя считать нормальными и допустимыми в современных условиях. Ниже перечислены лишь некоторые важнейшие из них.

  • Во-первых, хоть огонь и играл важную роль в формировании лесов современной таежной зоны, для сохранения биологического разнообразия и средообразующих функций этих лесов огромное значение имеют так называемые «пожарные рефугиумы» (участки леса, в течение как минимум нескольких поколений деревьев избегавшие воздействия огня), а также в целом леса старые, давно не горевшие.

Рост количества и площадей лесных пожаров упрощает структуру таежных ландшафтов, сдвигает баланс в пользу гарей и молодых лесов, сокращает количество пожарных рефугиумов, и тем самым ставит под угрозу значительную долю таежного биоразнообразия.

Даже если считать пожары естественными для тайги, их нынешние масштабы во многих регионах Сибири и Дальнего Востока никак считать естественными нельзя.

  • Во-вторых, в результате хозяйственной деятельности человека уже очень существенно изменился, и продолжает меняться, климат — а это очень существенно влияет на жизнь лесов в целом и на их пожарную динамику в частности (увеличивается продолжительность пожароопасного периода, аномальные засухи становятся более частыми и продолжительными, и т.д.). Пожары, в свою очередь, также вносят свой вклад в изменение климата — через выбросы углекислого газа, сажи, через ускорение деградации вечной мерзлоты. Чем сильнее меняется климат, тем больше становится пожаров в тайге, и чем больше становится пожаров в тайге, тем больший вклад пожары вносят в изменение климата. Этот катастрофический процесс никак нельзя считать естественным — если мы хотим ограничить изменение климата (а это, в глобальном масштабе, вопрос выживания современной человеческой цивилизации) и сохранить в более или менее естественном виде какую-то значимую часть таежных лесов, масштабы пожаров необходимо радикально сокращать, какими бы ни были их причины. А это значит, что пожары необходимо тушить не только там, где они непосредственно угрожают поселениям и объектам экономики.

Температурные аномалии приземных слоев воздуха Земли за весь период наблюдений по данным NOAA
Температурные аномалии приземных слоев воздуха Земли за весь период наблюдений по данным NOAA

  • В-третьих, человек сейчас все дальше и дальше проникает в тайгу с разными видами хозяйственной деятельности — прежде всего с заготовкой древесины, разведкой и добычей полезных ископаемых. Эта деятельность связана с рубками или расчисткой лесных территорий; фактически человек конкурирует с огнём (пожарами) за один и тот же ресурс — покрытые лесной растительностью площади. По мере истощения наиболее доступных и продуктивных лесов юга таежной зоны (а они и в Сибири, и на Дальнем Востоке истощены практиски до предела) осваиваются леса более северные и труднодоступные, тем более, что государство всячески этому способствует — через механизмы приоритетных инвестпроектов и в целом через самые низкие в мире ставки платы за использование лесов. Многие катастрофические пожары случаются как раз там, в зоне пионерного освоения тайги. И даже если масштабы пожаров не выходят за исторически сложившиеся рамки, а интенсивность рубок не превышает разрешённого уровня, действуя совместно, пожары и рубки ведут к очень быстрому истощению и истреблению таежных лесов. Именно это мы сейчас наблюдаем во всем Приангарье, Байкальском регионе, на всем юге российского Дальнего Востока. В такой ситуации надо выбирать: или считать пожары естественными и не тушить, но тогда отказываться от развития лесного сектора, сворачивать заготовку древесины и закрывать перерабатывающие предприятия; или развивать лесной сектор, но тогда подавлять пожары в такой степени, в какой это вообще возможно, на всей или на абсолютно большей части территории таежной зоны.

Что касается риска сокращения пожаров в таежных лесах до таких масштабов, при которых возникнет угроза существованию связанным с огнём экосистемам, ландшафтам и соответствующей доле биологического разнообразия — в обозримом будущем это нам в масштабах страны не грозит.

Пока речь идёт о том, чтобы предотвратить дальшейшие ежегодные площади лесных пожаров, снять угрозы для людей, связанные с переходами огня в населённые пункты и с задымлением; сократить потери лесов, вовлеченных в интенсивное хозяйственное использование. Теоретически, проблема сохранения той части таежного биоразнообразия, которая связана с пожарами, когда-нибудь может возникнуть, но это явно не вопрос ближайших десятилетий.

Что делать?

Проблема лесных пожаров слишком велика и сложна, чтобы её можно было решить одним или несколькими простыми действиями. Волшебных способов обуздания огня в тайге и тем более изгнания огня из тайги нет — нужна долгая и упорная работа всего государства и всего общества, причём во многом придется действовать методом проб и ошибок.

Некоторые решения и вовсе требуют согласованных действий на международном уровне — например, по ограничению и смягчению изменений климата, что абсолютно необходимо в том числе для сбережения лесов (не только от пожаров, но и от вредителей, болезней, физического высыхания и т.д.).

Но есть некоторые относительно простые и вполне очевидные действия, которые необходимы уже сейчас.

  • Во-первых, самые обычные российские граждане могут существенно — в разы — сократить количество пожаров в наших лесах, просто соблюдая элементарные нормы пожарной безопасности. Примерно девять из десяти пожаров возникают по вине человека (в некоторых таежных районах эта доля может быть меньшей, но все равно человек остается главным виновником пожаров), а значит, просто ответственное обращение людей с огнём может в значительной мере решить проблему.

  • Во-вторых, необходимо максимально сократить или даже вовсе исключить те практики землепользования и лесопользования, которые приводят или с большой вероятностью могут приводить к возникновению лесных пожаров. Это прежде всего так называемые «контролируемые выжигания», которые чаще всего проводятся без соблюдения необходимых мер пожарной безопасности (поскольку на них нет денег), и «огневая очистка лесосек» (сжигание порубочных остатков. В пожароопасный сезон их жечь нельзя, а сплошным палом вообще никогда, но практически их жгут тогда, когда они горят, так дешевле и проще.

  • В-третьих, необходимо убрать из законодательства положения, вынуждающие землепользователей и владельцев земельных участков выжигать леса и прилегающие к ним земли. Это прежде всего касается неиспользуемых земель сельскохозяйственного назначения: за сам факт существования на них леса или зарастания их деревьями собственник может быть оштрафован на большую сумму (до 700 тыс. руб. для юрлиц), а участок может быть изъят по суду. Чтобы избегать штрафов и изъятия земель, собственники нередко выжигают свои земельные участки, разумеется, тайком, поскольку формально это запрещено; а огонь нередко уходит в лес. Точная доля этой причины в возникновении лесных пожаров в России неизвестна, но она явно не маленькая.

  • В-четвертых, необходимо пересматривать границы зон контроля лесных пожаров и условия, при которых возможен отказ от тушения. Из зон контроля необходимо исключить все эксплуатационные леса и граничащие с ними территории, окрестности всех населённых пунктов, федеральных и региональных автомобильных дорог, железных дорог, крупных промышленных объектов. В результате доля зон контроля должна сократиться оценочно с нынешней половины земель лесного фонда примерно до четверти. Кроме того, необходимо на законодательном уровне установить критерии отказа от тушения пожара, и ответственность за необоснованный отказ.

  • В-пятых, необходимо значительно увеличить финансирование переданных субъектам РФ лесных полномочий, в том числе связанных с охраной лесов. Леса на землях лесного фонда принадлежат Российской Федерации, но управление ими передано с 2007 года субъектам РФ. При этом на это управление регионы получают в разы меньше денег реально необходимого уровня. Хуже всего финансируется лесное хозяйство в сибирских и дальневосточных регионах — примерно на одну десятую от реальной потребности. Поэтому и средств на полноценное тушение лесных пожаров у них нет, особенно в удаленных районах.

  • В-шестых, необходимо формировать нацеленную на результат систему оплаты труда всех, кто вовлечен в охрану лесов от пожаров, чтобы заработная плата зависела не от того, сколько сил и денег потратили, совещаний провели и отчётов написали, а от того, насколько при определённом уровне пожарной опасности получилось избежать пожаров или удержать их площадь в разумных пределах. Это очень сложная задача, но без её решения значительная часть выделяемых сил и средств будет расходоваться неэффективно или вовсе впустую.

  • В-седьмых, необходимо восстанавливать в целом разумное лесное законодательство, развивать правильное лесное хозяйство, делать добросовестную работу в лесу престижной и перспективной. В охране лесов от пожаров, как и в любой другой человеческой деятельности, очень многое зависит от наличия квалифицированных и мотивированных кадров, а в умирающую лесную отрасль новые люди идут очень неохотно. Правда, при нынешних законодателях перспективы появления в нашей стране разумного лесного законодательства выглядят весьма сомнительными, поэтому пока надо сосредоточиться на предыдущих более простых пунктах.


Руководитель лесного отдела «Гринпис» Алексей Ярошенко

Пожары и задымление в смежных районах Красноярского края, Иркутской области, Республики Саха (Якутия) и Республики Бурятия - мозаика космоснимков VIIRS за 30 июля 2019 года с наложенными термоточками. Байкал, Ангара и прилегающие территории полностью затянуты густым дымом.
Пожары и задымление в смежных районах Красноярского края, Иркутской области, Республики Саха (Якутия) и Республики Бурятия - мозаика космоснимков VIIRS за 30 июля 2019 года с наложенными термоточками. Байкал, Ангара и прилегающие территории полностью затянуты густым дымом.© Космоснимки VIIRS
Руководитель лесного отдела Гринпис России Алексей Ярошенко
Руководитель лесного отдела Гринпис России Алексей Ярошенко© Гринпис России
Фоторепортаж National Geographic диких пожаров России. Эта история является частью специальной серии, которая исследует глобальный водный кризис. Переход по клику на снимок
Фоторепортаж National Geographic диких пожаров России. Эта история является частью специальной серии, которая исследует глобальный водный кризис. Переход по клику на снимок© NatGeo