Карательный или вспомогательный? В Минске прошло последнее обсуждение проекта Национального стандарта FSC

  • Раздел: Леса
  • Авторы: Hanna Valynets
  • Дата: 29.03.2019, 09:29

Круглый стол в рамках публичных консультаций прошёл 26 марта в Минске. По словам экспертов, самые больные вопросы — экологические.

Добровольная лесная сертификация призвана повышать устойчивость управления лесами на основе международных стандартов. Вот уже почти 15 лет Лесной попечительский совет (FSC) выдаёт международные сертификаты беларусским лесохозяйственным организациям. Получение таких документов означает, что лесоуправление и лесопользование на конкретной территории ведётся устойчиво и с соблюдением обязательных требований (всего их свыше 40), а вся производимая продукция является экологически безопасной. Гарантами выполнения сертификатов выступают аудиторы, которые ежегодно в течение нескольких дней выборочно проверяют территории на соответствие критериям и получают информацию о них от всех заинтересованных сторон.

«В Европе мы опережаем почти всех»

Одна из лидеров в Европе по количеству сертифицированных FSC лесов, Беларусь заканчивает работу над своим собственным стандартом сертификации. Обсуждение последней версии проекта прошло 26 марта на круглом столе.

Предположительно стандарт утвердят во второй половине 2019 года. Работать по нему можно будет с 2020 года. Как поясняют в беларусском представительстве FSC, если не выйдет разработать стандарт совместно с заинтересованными, то аудиторы должны будут создать свою версию без обсуждения и далее будут работать по ней. Совет FSC не всегда одобрял разрабатываемые национальные стандарты в других странах и отправлял их на доработку, если что-то казалось недостаточно проработанным.

Выглядит безальтернативно, но напоминаем: лесные хозяйства страны фактически сами решили участвовать, сертифицировав 94,2% своих лесов. Среди целей беларусских хозяйственников — быть конкурентоспособными на западных рынках, где подтверждение устойчивости является преимуществом.

Площадь сертифицированных лесов в одной Беларуси больше, чем во всей Африке вместе взятой. И, по-моему, ненамного меньше, чем в Южной Америке. Поэтому естественно, что в Европе мы опережаем почти всех, — Максим Ермохин, координатор рабочей группы по разработке стандарта.

А пока уже 13 лет аудиторы в Беларуси работают по временным стандартам, написанным иностранными экспертами (органами по сертификации). При их написании стремились учесть национальные особенности, но всё же ими лучше владеют специалисты, работающие внутри сферы.

Министерство: Стандарт не должен стать карательным

Первые попытки собрать рабочую группу по стандарту относятся к 2013 году. Но последовал ряд изменений в нормативных актах внутри страны. Рабочей группе пришлось участвовать в обсуждении изменений в правовых документах — таких, как принятый в 2015 году Лесной кодекс.

«Работа над национальным стандартом длится не один год, и было время, когда она приостановилась в связи с тем, что изменился Лесной кодекс, были пересмотрены все документы правительства и Минлесхоза. Выполнить прошедшие и текущие работы нужно, чтобы сертификация FSC была не карательной, а помогала в ведении лесного хозяйства, чтобы не было конкуренции между FSC и такими органами, как госконтроль. Чтобы было учтено не только мнение экологической направленности, но также производств и тех, кто работает на местах», — говорит начальник управления лесного хозяйства Минлесхоза Николай Юревич.

За этими общими девизами скрывается реальная напряжённость в обсуждении проекта. Вызвана она тем, что иногда сертификаторы и хозяйственники говорят на разном языке.

Первые уверены, что требования стандарта противоречат законам, вторые очень не хотят заплатить за это штрафом. Реальное, а не формальное следование требованиям стандарта сделает лесное хозяйство менее рискованным в экономическом, социальном и экологическом смыслах.

Самые болезненные принципы — те, что касаются экологии

Круглый стол вышел многолюдным — просторный зал казался полностью занятым. Среди гостей в основном были представители лесхозов, а также представители группы по разработке стандарта, Министерства лесного хозяйства, нескольких отраслевых организаций, особо охраняемых территорий, профильного университета — БГТУ — и пары производств. Из общественных организаций присутствовали «Багна», «Экодом» и «Ахова птушак Бацькаўшчыны».

«Этот круглый стол — последняя возможность быть услышанным и изменить тот стандарт, который вы рассматривали на протяжении года», — говорит в начале встречи Лев Федорович, национальный представитель FSC в Беларуси.

Встреча длилась семь-восемь часов, не считая перерывов. Основную её часть заняло подробное обсуждение замечаний к проекту и пунктов стандарта, касающихся экологии, репрезентативных участков и лесов высокой природоохранной ценности, а также участия общественности

Если вы ещё не читали проект, то в будущем можно обратить внимание на принципы 6, 9 и 10 — их модераторы назвали самыми болезненными.

  • Принцип 6 — воздействие на окружающую среду
  • Принцип 9 — сохранение лесов, имеющих высокое природоохранное значение
  • Принцип 10 — лесные культуры.

Среди проблемных вопросов в вышеперечисленных принципах можно найти паспортизацию краснокнижников, нежелание увеличивать процентную долю репрезентативных участков и лесов высокой природоохранной значимости, работу с пестицидами.

Например, Татьяна Слободник, начальник отдела сертификации УП «Гипролес», считает: «FSC периодически принимает решения о запрете некоторых пестицидов, которые в Беларуси разрешены и прошли регистрацию. Но во многих случаях замену на биологические средства невозможно найти».

«Новый стандарт более требовательный»

Один из докладов был посвящён полевому тестированию первой версии документа в нацпарке «Нарочанский» и Стародорожском лесхозе, которое прошло прошлой весной.

«Новый стандарт более требовательный — с этим согласились сотрудники во время полевого тестирования в нацпарке. Нужны какие-то пособия или тренинги, чтобы сотрудники разобрались и переходный период прошёл более гладко», — говорит аудитор и представитель компании NEPCon Александр Зубкевич.

По его словам, иногда вызывает трудности беларусский язык, на котором написан документ. Не слишком ясны индикаторы, которые касаются сохранения биоразнообразия, работы с заинтересованными сторонами и публичной информацией.

Но зато требования по охране труда, по его словам, гораздо шире национального законодательства и их может быть сложно выполнить.

«Хотел бы отметить слабость во взаимодействии с общественностью. Этот пункт плохо описан, и по нему постоянно возникают замечания», — говорит он и в то же время замечает, что «традиционно наше лесное хозяйство не привыкло делиться информацией с заинтересованными сторонами».

Как в странах Балтии: может ли план рубок быть публичным?

Как решают вопрос со взаимодействием в других странах?

Я участвовал в аудитах во многих странах и имею возможность сравнить. Не совсем корректно сравнивать с африканскими странами, но можно с европейскими. И мой личный вывод — не в пользу нашей страны, — говорит Александр Зубкевич.

«Например, в странах Балтии уровень взаимодействия намного выше: есть специальная информационная система, где регистрируют все обращения, есть публичные карты. Публично доступна информация о том, где планируются рубки, где расположены биотопы и проживают виды. И концепция совсем другая: на наших сайтах предписано наказывать, на их — учат и предупреждают», — продолжает Александр Зубкевич.

В то же время участники круглого стола были настроены по-разному. У кого-то не вызывала вопросов идея включать общественные организации и местных жителей в процесс принятия решений, а кто-то был глубоко возмущён мыслью, что к этим людям может попасть внутренняя информация, которую они не относят к публичной.

Репрезентативный участок — на склоне или там, куда не попасть

Стандарт предусматривает выделение части лесов как репрезентативной — такой, какая бы появилась в данном месте, если бы не было человека (насколько это возможно). Доля репрезентативных лесов должна составлять 5%.

«Главный критерий — естественность, кроме того, должно быть разнообразие — стоит включить различные экосистемы, которые присутствуют на территории», — говорит Максим Ермохин.

Преимущество он советует отдать крупным массивам: их проще сохранить неизменными, чем участки 100 на 100 метров. Если нужная доля никак не набирается, то лесхозам советуют обратить внимание на труднодоступные леса или леса на склонах, пойменные леса, буреломы, участки спелого и перестойного леса, где несколько лет не было хозяйственной деятельности. Но не вдоль дорог — там хозяйства обязаны проводить уборку захламленности.

«В системе сертификации есть понятие «репрезентативный участок, — поясняет представитель компании NEPCon Александр Зубкевич. — При получении сертификата лесхоз должен выделить минимум 5% своей территории, которые он оставляет как заказник или заповедник, где полностью запрещена любая хозяйственная деятельность. Если эти участки определяются на уже существующих особо охраняемых территориях (ООПТ), то режим таких участков ужесточается до уровня заповедных территорий».

На самом первом этапе сертификации, когда происходит выделение репрезентативного участка, заинтересованные стороны могут и должны принимать активное участие в процессе. Каждый сертифицируйщийся по системе FSC лесхоз обязуется вести список заинтересованных сторон. Выделение репрезентативных участков происходит в процессе консультаций. Если какая-то из заинтересованных сторон утверждает, что некоторые территории имеют особую ценность, она может обратиться в лесхоз, и лесхоз должен учесть её мнение.

При получении сертификата лесхоз оценивает свою территорию на наличие лесов высокой природоохранной ценности по определённым критериям. В процессе сертификации предусмотрена возможность выделения неучтённых участков в эту категорию или в категорию ООПТ. При этом лесхоз должен опросить заинтересованных, есть ли у них информация об участках, которые могут быть отнесены к этой категории, определить режим охраны, осуществлять мониторинг и периодически сообщать публично о результатах мониторинга. Помимо лесхоза, заинтересованные лица и организации могут обращаться непосредственно к аудитору.

«Я вижу проблему в том, что многие репрезентативные участки выделяются лишь на один период лесоустройства, а с новым — отдаются под вырубку, хотя концепция FSC подразумевает, что эти участки должны сохраняться как мини-заповедники, где возможна только выборочно-санитарная рубка, при которой участок не должен терять своей репрезентативности, то есть экологической ценности. Если всё же по каким-либо причинам он её теряет, то вместо этого участка должна быть определена другая подходящая территория, — комментирует участник встречи и председатель «Багны» Константин Чикалов. — С моим мнением согласно большинство присутствующих сегодня, и представитель Витебского ГЛХО заверил, что им удаётся сохранить репрезентативные участки несмотря на пересмотр лесоустройства».

Эксперт о лесах ВПЦ: Мы решили избежать бюрократии

Вопросы в отношении биоразнообразия касались списка мероприятий хозяйств: могут ли они определять его сами? Требуют также уточнения списки домашних растений и инвазивных: например, к каким относится лиственница, растущая в одних лесхозах и почти отсутствующая в других? Или как сохранить охраняемый вид, если его нашли вчера, а документы будут готовы через месяцы?

«Сейчас существует проблема с осинниками, которые относятся к быстрорастущему лесу. Деревья довольно быстро достигают большого диаметра, важные биологические виды используют дупла этих деревьев, к примеру белка-летяга, которая является крайне редким для нас животным. Однако во время рубок такие деревья убираются, так как в Беларуси всё ещё существует понятие «ценной» и «не представляющей ценности» древесины, осину к первой наше лесное хозяйство не относит, — продолжает Константин Чикалов. — Эта проблема была зафиксирована на встрече. Важно на дальнейшем этапе вносить правки в соответствующие документы. Нацстандарт не может полностью решить все проблемы лесного управления сегодня, хотя в новом стандарте будут критерии, которые помогут это делать, к примеру, оставлять крупные деревья на лесосеках».

Стандарт также предусматривает выделение участков леса высокой природоохранной ценности — то есть мест, которые ценны биоразнообразием, ландшафтом или даже культурными объектами.

«Тут мы пошли по радикальному пути, учитывая, что у нас хорошо разработано законодательство по охране природы и лесное законодательство», — говорит Максим Ермохин.

Чтобы избежать лишней бюрократии, эксперты предложили опереться на существующие правила: в приложении стандарта перечислили типы существующих охраняемых природных территорий, территории под международной охраной (Изумрудная сеть и др.), а также включили редкие и типичные биотопы.

Если появится новая требующая охраны территория — надо брать её под охрану в установленном порядке. Впрочем, общей карты с данными нет, хотят её прототип такой карты был. Его создали учёные в 2007 году:

«То, что было издано в 2007 году — только часть ЛВПЦ, или биологически важных лесов. Пока для Беларуси не существует карты ЛВПЦ, но, возможно, когда-нибудь она будет создана, — говорит Максим Ермохин. — Следует отметить: если мы подтвердили, что участок является лесом высокой природоохранной ценности (ЛВПЦ), то даже при изменении законодательства мы такие участки должны оставить на прежней площади. Либо лесхоз обязан обосновать, почему они перестали быть ЛВПЦ», — считает Максим Ермохин.

Круглый стол прошёл в рамках публичных консультаций, которые закончатся 16 апреля. Ещё можно высылать свои предложения в проект национального к вышеуказанной дате, все комментарии будут рассмотрены рабочей группой и будут приняты во внимание. После проект дополнят, переведут на английский и русский языки и отправят на согласование в международный офис FSC — Лесного попечительского совета, общественной организации, которая продвигает идеи устойчивого использования лесов и их ресурсов с 1999 года.

© Nina Gaisch
© Nina Gaisch

FSC (Forest Stewardship Council) — Лесной попечительский совет создан в 1993 году для развития лесной сертификации. Это международная независимая организация, которая:

  • разрабатывает международные стандарты управления лесами;

  • разрабатывает требования к аккредитации сертификационных органов;

  • управляет товарными знаками;

  • совместно с партнерами формирует экологически чувствительные рынки.

Как и любая другая добровольная сертификация, FSC даёт обладателям сертификата преимущества на рынке древесины. Уже сегодня крупные потребители древесных материалов заявили о своих планах перейти к 2020 году исключительно на сырьё, сертифицированное по схеме FSC.

Но экономические выгоды — это лишь инструмент мотивации для лесхозов. Намного важнее эффекты, заложенные в задачах и целях сертификации. Это и экологический, и социальный аспекты: уникальность системы сертификации FSC в том, что она требует от лесопользователей публичности и вовлечённости. Если местных жителей волнует жизнь их леса, то они имеют право быть вовлеченным в процесс принятия решений, касающихся деятельности по его охране.

В Беларуси рабочий совет по лесной сертификации существует с 1999 года. Рабочая группа состоит из трёх блоков: экономического, экологического и социального, которые возглавляет национальный координатор.

Репрезентативные (эталонные) участки — участки леса, сохранившиеся в естественном, или наиболее близком к естественному, состоянию. Они выполняют функцию своеобразных эталонов, характерных для данной территории экосистем с естественной динамикой природных процессов и биологическим разнообразием. Выделяемые репрезентативные участки должны охватывать всё разнообразие биотопов в лесном фонде учреждения. Эти участки должны быть сохранены в своём естественном состоянии. Здесь не должны осуществляться никакие виды рубок или иная хозяйственная деятельность, за исключением случаев, когда это требуется для сохранения или увеличения уникальных ценностей и указано в письменном виде в правилах защитного участка. Фактически на репрезентативных участках устанавливается режим, близкий к заповедному.

Леса высокой природоохранной ценности (ЛВПЦ) — это лесные территории, в которых слагающие их экосистемы или находящиеся на них природные объекты обладают особой ценностью.

  • ВПЦ-1. Видовое разнообразие. Лесные территории, имеющие в масштабе страны, региона или района высокий уровень биоразнообразия, включая эндемичные или исчезающие виды, места их обитания.

  • ВПЦ-2. Крупные естественные ландшафты. Крупные экосистемы ландшафтного уровня и сочетания экосистем, образующих основные элементы ландшафта, глобального, национального или регионального значения, характеризующиеся наличием жизнеспособных популяций большинства встречающихся в естественном состоянии видов с естественными моделями распределения их численности.

  • ВПЦ-3. Редкие экосистемы и места обитания. Редкие, находящиеся под угрозой исчезновения или исчезающие экосистемы, местообитания видов или рефугиумы.

  • ВПЦ-4. Экосистемные услуги. Основные услуги экосистем в критических ситуациях, включая защиту водосборных бассейнов и предотвращение эрозии, уязвимых почв и склонов.

  • ВПЦ-5. Потребности населения. Участки и ресурсы, имеющие фундаментальное значение для удовлетворения базовых потребностей местных сообществ или коренных народов (средства к существованию, здоровье, питание, вода и т. д.), определяемые с привлечением данных сообществ и коренных народов.

  • ВПЦ-6. Культурные ценности. Участки, ресурсы, места обитания и ландшафты глобального или национального культурного, археологического или исторического значения и (или) имеющие критическую культурную, экологическую, экономическую или религиозную или культовую значимость для традиционных культур местного населения или коренных народов, определяемые с привлечением местных общин или коренных народов.

Материалы круглого стола


Перепечатка материалов Багны возможна только с письменного разрешения редакции

Публикация финансируется Шведским агентством по международному развитию и сотрудничеству «Сида». Сида не обязательно разделяет мнение, выраженное в этом материале. Ответственность за его содержание целиком возлагается на ОО «Багна»

Круглый стол в БГТУ, Минск, 26 марта 2019 года
Круглый стол в БГТУ, Минск, 26 марта 2019 года© Анна Волынец
Лев Федорович, национальный представитель FSC в Беларуси
Лев Федорович, национальный представитель FSC в Беларуси© Анна Волынец
Александр Зубкевич, представитель NEPCon, которая проводит аудиты FSC
Александр Зубкевич, представитель NEPCon, которая проводит аудиты FSC© Анна Волынец
Вывод, который сделал о стандарте представитель FSC в Украине Владимир Ковалишин после участия в полевом тестировании стандарта в Беларуси
Вывод, который сделал о стандарте представитель FSC в Украине Владимир Ковалишин после участия в полевом тестировании стандарта в Беларуси © Анна Волынец
Максим Ермохин, координатор рабочей группы по разработке стандарта
Максим Ермохин, координатор рабочей группы по разработке стандарта© Анна Волынец