Вместо газонов появятся луга. В Академии наук работают над смесью для цветочных конвейеров

Около половины земель в Беларуси нельзя назвать живой природой. Это — здания и бетон, дороги, сельскохозяйственные поля. Искусственные луга и газоны также не являются настоящей экосистемой, а только имитируют её. Беларусские учёные хотят это исправить и, возможно, будут первыми в мире.

Длина дорог в Беларуси — как два экватора

Около четверти территории Беларуси имеет искусственное покрытие. Это выпавшие из оборота площади, не имеющие биологического значения и являющиеся средой для жизни человека.

«Например, дороги и земли вдоль них. Как вы думаете, сколько в Беларуси дорог? Умножьте длину экватора на два и прибавьте ещё немного — около 85 000 километров, из них примерно 15 000 километров — дороги республиканского значения», — говорит Руслан Новицкий, заведующий сектором экологической оценки преобразования окружающей среды научно-практического центра по биоресурсам НАН.

К этому надо добавить ещё около 22% — частично трансформированные территории, не включённые в естественный биологический оборот. Они находятся в управляемом состоянии и предназначены для технических нужд, получения сельхозпродукции или выполняют другие функции в человеческой деятельности.

Такие участки, как правило, засеяны монокультурами или близки к этому. Например, у дорог типа М (международные) дополнительная полоса отвода составляет примерно 20 метров с каждой стороны на протяжении тысяч километров.

Такие полосы появляются после строительства дороги, их озеленение разными видами трав включено в природоохранные мероприятия. Травы — это обычно комбинация злаков из трёх-четырёх видов. Овсяница, мятлик и другие виды трав закрепляют почву, но являются ветроопыляемыми, поэтому фактически их функция только к закреплению почвы и сводится.

«Не проблема сделать эстетически красивый газон, который будет выполнять не больше функций, чем асфальт — закреплять напочвенный покров, — объясняет Руслан Новицкий. — Знаменитые английские газоны формируются на протяжении 200 лет, на них можно и сидеть, и стоять. Но точно так же можно сидеть и стоять, закатав всё это асфальтом, плиткой или иным, более мягким покрытием».

Естественный луг восстанавливается за 10-15 лет

На месте таких территорий могли бы быть луговые экосистемы, где растут сотни видов трав и цветов. Учёные хотят разработать способ восстанавливать такие экосистемы искусственно и изменить подход к реализации природоохранных мероприятий, которые слабо поддерживают биоразнообразие.

«В композицию обычных злаковых трав нужно включить аборигенные цветковые растения, чтобы живой напочвенный покров восстанавливался быстрее, был более эффективен для биологического разнообразия, а не зависел от скорости “наползания” естественной и сопряжённой экосистемы. Ведь это долгий процесс и занимает 10-15 лет, — говорит Руслан Новицкий и добавляет, что принципиальную роль здесь играют не только природные процессы.

«Всё усложняется неправильным пониманием определения восстановления живого напочвенного покрова после того, как его нарушили в ходе выполнения строительных работ и последующего обслуживания подответственной территории. Всё идёт по пути придания эстетического вида, а не восстановления утраченных экосистемных функций.

За период длительной практики понимания масштабности и систематического изъятия естественных экосистем уже есть вопросы, связанные с осознанием этих негативных процессов.

Один из таких вопросов касается частоты кошения обустроенных площадей. Их часто выкашивают, даже когда газон начинает постепенно заполнятся цветущими растениями. Цветок только появился — скосили, и экосистема опять «просто зелёная» и не выполняет иных функций, кроме закрепления почвы и выделения некоторого количества кислорода».

© Hanna Valynets
© Hanna Valynets

Изменить ситуацию можно за счёт так называемого цветочного конвейера на трансформированных участках земли вдоль автодорог, под линиями электропередач и прочими линейными коммуникациями, а также на площадях, требующих восстановления живого напочвенного покрова.

«Термин «цветочный конвейер» не новый и использовался ещё в советские времена в рамках отрасли пчеловодства. Он подразумевает, что растения цветут по очереди с апреля по октябрь в течение всего сезона, сменяя друг друга и являясь постоянным источником нектара и пыльцы для насекомых-антофилов», — говорит младший научный сотрудник сектора экологической оценки преобразования окружающей среды Павел Прохорчик. — Наша задача подобрать аборигенные виды растений так, чтобы они соответствовали разным местам произрастания — например, лугам с разной степенью увлажнённости — и ввести эти цветковые композиции в смесь злаковых».

Павел Прохорчик, младший научный сотрудник сектора экологической оценки преобразования окружающей среды. Фото из личного архива
Павел Прохорчик, младший научный сотрудник сектора экологической оценки преобразования окружающей среды. Фото из личного архива

Пилотная территория — вдоль нефтепровода в Гомельской области

Новые смеси хотят интегрировать в практику рекультивации и восстановления напочвенного покрова при строительстве любых объектов хозяйственной деятельности, а также вместо обычных газонов. Пока учёные работают на пилотной территории в Гомельской области.

«У нас есть объект на юге Беларуси — нефтепровод, идущий от Мозыря в сторону Украины. Там проходит реконструкция, соответственно трансформирована довольно широкая полоса — 30 метров. Когда-то там был лес, а теперь её будут перепахивать каждый год в течение всех 40 лет эксплуатации нефтепровода, чтобы в случае аварии быстро получить к нему доступ.

Протяженность работ составляет 34 километра с мозаичным ландшафтом и шириной 30 метров. Некоторые участки мы хотим засеять такими цветочными смесями, чтобы сформировался банк семян и после распашки растительный покров мог бы сам восстанавливаться», — говорит Павел Прохорчик.

© Hanna Valynets
© Hanna Valynets

В Беларуси в почву постоянно попадают семена растений: их заносят ветры, приносят животные и люди. Семена не прорастают, если нет благоприятных условий, но сохраняют всхожесть на протяжении трёх-четырёх, а иногда и более лет. Это и называют банком семян.Как только пройдут дожди, случаются заморозки или наступит другой триггер (пусковой фактор), необходимый для всходов — земля покрывается растениями. После они отмирают и становятся частью напочвенного горизонта формируя гумусный слой.

«У нас, в умеренной зоне, почва постоянно заполняется семенами. Что бы мы ни делали — это всё равно произойдёт… Но хочется побыстрее — за пару лет, а не за десяток, — рассуждает Руслан Новицкий. — Эта инновационная технология, которую вы не найдёте нигде в мире. И к её разработке мы пытаемся приблизиться».

© Hanna Valynets
© Hanna Valynets

На территории Беларуси более 360 видов пчёл

Пока же люди теряют пчёл и других насекомых-опылителей, для которых естественные луговые экосистемы являются незаменимой средой обитания. А насекомые-опылители, в свою очередь, являются почти незаменимыми для самого человека. Они на порядок повышают урожайность культур.

Более 80% всех растений на планете, то есть около 300 тысяч видов, имеют биотический путь опыления (при помощи животных), и в Беларуси эта функция ложится на насекомых, позвоночные только косвенно принимают участие, пишет газета «Наука». Иначе растения не способны переопыляться.

Этому препятствует специальные механизмы: разные сроки созревание пестиков и тычинок, формирование мужских и женских цветков на разных растениях одного вида или другие особенности в строении цветка. Насекомые-опылители чрезвычайно важны для человека: благодаря им люди могут выращивать яблоки, груши, сливы, черешню, алычу, гречиху, даже огурцы, лекарственные растения и многие другие виды растений.

© Hanna Valynets
© Hanna Valynets

Насекомые-опылители — это не только пчёлы, но и другие перепончатокрылые: осы, наездники, муравьи. Опылением также занимаются бабочки, жуки, мухи, трипсы. Многие из них на разных стадиях жизненного цикла также питаются вредителями сельскохозяйственных растений и лесных культур, некоторых одновременно можно относить и к вредителям.

Медоносная пчела — та, о ком вспоминают прежде всего. В Беларуси более 360 видов пчёл, объясняет Павел Прохорчик. Большинство пчел являются универсальными опылителями, но некоторые из них тесно связаны с определённым ботаническим семейством, а в крайних случаях видом растений и имеет специфические приспособления для их опыления.

«Например, у люцерны из семейства бобовых так называемый цветок со сложным вскрытием: в нём есть длинная трубка, в глубине которой расположены нектарники. Тычинки люцерны изогнуты и находятся под напряжением. Когда насекомое пытается развернуть цветок, чтобы добраться до нектарников, тычинки распрямляются — и насекомое будто получает «удар в нос», — говорит Павел Прохорчик. — Люцерна — очень хорошая кормовая культура, но для её эффективного опыления нужны пчёлы, которые в результате совместной с ней эволюции приобрели специальные приспособления для ее опыления.

Пример – пчелы семейства мегахилы. В США их эффективно культивируют и получают хороший урожай семян люцерны. Мы в Беларуси тоже выращиваем люцерну, но конкурировать с США по количеству семян можем только при наращивании потенциала использования опылителей».

© minsknews.by
© minsknews.by

Чтобы опылить гектар рапса, нужны десятки людей с кисточками

«Вообразите, что было бы без опылителей. Чтобы опылить гектар рапса, нужно было бы выгнать на работу сотню людей и заставить их переносить нектар кисточками с одного растения на другое, чтобы завязались стручки», — описывает мрачные перспективы заведующий сектором Руслан Новицкий. И это не такое уж преувеличение проблемы.

«В настоящее время у опылителей есть проблемы: использование агрохимии, сокращение кормовых участков и другие факторы приводят к тому, что их численность сокращается», — отмечает Павел Прохорчик.Опылителей становится всё меньше, особенно диких. Это ведёт к тому, что территории опыляются фрагментарно. Это отдельно отметили в декабре 2018 года участники научно-практической конференции «Сохранение и рациональное использование диких и одомашненных опылителей».

На той же конференции было предложено решить проблему, увеличив «количество пчелосемей, вовлечённых в опыление сельскохозяйственных полей». При этом учёным известно, что домашние и дикие пчёлы конкурируют.

«В итоге мы перешли к тому, что медоносных пчёл как дикого вида [практически] не существует», — отметил на конференции ведущий научный сотрудник НПЦ НАН Беларуси по биоресурсам Олег Бородин.

По словам учёных из НПЦ по биоресурсам НАН, есть вероятность, что новый способ восстановления трансформированных лугов со временем улучшит и ситуацию с опылителями.


Заглавное фото © Dan Davison

Перепечатка материалов Багны возможна только с письменного разрешения редакции

Публикация финансируется Шведским агентством по международному развитию и сотрудничеству «Сида». Сида не обязательно разделяет мнение, выраженное в этом материале. Ответственность за его содержание целиком возлагается на ОО «Багна»

Руслан Новицкий, заведующий сектором экологической оценки преобразования окружающей среды научно-практического центра по биоресурсам НАН
Руслан Новицкий, заведующий сектором экологической оценки преобразования окружающей среды научно-практического центра по биоресурсам НАН© Hanna Valynets
Парк у жилого комплекса в Копенгагене
Парк у жилого комплекса в Копенгагене© Hanna Valynets