Быки для спасения куликов: в Беларусь вселили потомков древних туров

«Вон они, смотри! Только тише ступай!» — в мгновение ока мы из журналистов превратились в заядлых фотоохотников. Затаив дыхание, напряжённо всматриваемся в заросли кустарника. Туда, где несколько секунд назад промелькнуло маленькое стадо переселенцев — диковинных быков породы Хека.

Их привезли из латвийского национального парка «Кемери» и вселили в урочище Погост в заказнике «Средняя Припять» возле знаменитого Туровского луга. Это беспрецедентный эксперимент по программе ревайлдинга в рамках проекта ПРООН/ГЭФ «Ветландс». На новосёлов возлагают особую миссию — восстановить биоразнообразие в пойме реки. Дело в том, что туроподобный скот породы Хека, как официально величают этих симпатичных коровок, питается высокой травой и молодой порослью ивняка, которыми повально зарастают пойменные луга. А там, где плотной стеной взмывает кустарник, нет места для традиционных обитателей — различных куликов, уток, чаек.

Трансформеры в биотехнии

— Когда я приехала на Туровский луг в 2000 году, здесь не было ни одного куста, только богатое биоразнообразие на затопленном ландшафте и островах, — вспоминает Наталья Карлионова, ведущий научный сотрудник Научно-практического центра по биоресурсам НАН РБ. — Ежегодно в этом месте во время весенней миграции останавливались до 500 000 водно-болотных птиц, гнездились чибисы, травники, галстучники, мородунки. Неслучайно территорию признали значимой не только на республиканском, но и международном уровне и создали биологический заказник местного значения. Однако со временем хозяева стали меньше держать коров, перестали их пасти, и всё заросло буквально за несколько лет. В результате численность гнездящихся птиц на Туровском лугу снизилась в разы.

Такая же картина на соседнем урочище Погост и других пойменных территориях заказника «Средняя Припять». С 2008 года орнитологи вместе с сотрудниками ОО «Ахова птушак Бацькаўшчыны» начали проводить там лагеря для привлечения внимания к проблеме. Однажды Туровский луг вызвался покосить местный фермер Михаил Шруб. С 2014 года там регулярно пасло коров мясной лимузинской породы ОАО «Туровщина». С середины июня до начала ноября они непрерывно находились на лугу и неплохо справлялись с расчисткой. Но всё равно деревья и кусты были им не под силу.

Год назад, рассказывает руководитель проекта «Ветландс» Алексей Артюшевский, на 600 000 долларов закупили спецтехнику для заказников «Споровский», «Званец», «Налибокский» и ОАО «Туровщина», и началось регулярное кошение.

Технология следующая: сначала по участку проходит трактор, срезая под корень и мульчером измельчая древесно-кустарниковую растительность. Биомассу не убирают, она остаётся в качестве естественного удобрения и в половодье смоется водой. На следующий год туда запустят скот, который подъест подрост ивняка.

— Если после техники территория становится монотонной, никаких возвышенностей, всё вычищено под ноль, то животные на выпасе оставляют куртины, нетронутые участки — так достигается мозаичность местообитания, привлекательная для других видов. Естественный выпас при условии невысокой плотности скота способствует сохранению биоразнообразия, — объясняет начальник отдела охотничьего хозяйства Минлесхоза Александр Козорез. — Туры относятся к экологической группе грейзеров, или пастбищных видов. Они питаются богатой клетчаткой высокой травой, съедая до 40-50 кг в день. Зимой переходят на веточный корм. Такие крупные травоядные, как зубры, олени, лоси, косули, подобную поросль не едят, только побеги. Но в дикой природе грейзеры исчезли около 500 лет назад. Правда, часть успели одомашнить. Этот скот ещё до недавнего времени пасли на пойменных землях. Сейчас в условиях интенсификации сельского хозяйства его переводят на стойловое содержание.

Комбинируя мульчеры с «природными сенокосилками», за короткий срок в изначальное состояние вернули 80% Туровского луга площадью 140 га. Всего же только в Житковичском районе планируют убрать кустарник на 560 га.

Первые результаты не заставили себя ждать: например, на расчищенном острове Паромном, который относится к заказнику «Туровский луг», появился дупелиный ток. Открытые пространства должны понравиться редким видам птиц: турухтанам, мородункам, большим зуйкам, шилохвостям, свиязям, большим веретенникам и другим, уверена Наталья Карлионова. Главное — соблюдать сроки, говорит она. Выпас скота на лугу разрешён с середины июня, когда подросли птенцы. А механизированные работы можно проводить с конца августа и на протяжении зимы.

Помеха успеху

Желая посмотреть масштабы зарастания, мы переезжаем с Туровского луга на Погост. Здесь техникой расчистили 50 из 200 га. Остальное предстоит сделать латвийским рогатым новосёлам.

В поиске их перемещаемся по закустаренной местности. Мои переживания, что городские лёгкие ботинки — не самая неподходящая для таких вылазок обувь, снимает как рукой: в былые времена в эту пору году здесь и в резиновых сапогах не пройти, сейчас же грунт поразительно сухой. Из-за аномально тёплой бесснежной зимы традиционного паводка не было — Припять катастрофически обмелела. И это особенно тревожит орнитологов. Ведь при отсутствии высокой воды все усилия по биотехнии на лугах могут оказаться тщетными: птицы не прилетят и не загнездятся. А если и устроят кладки, то, не имея водной преграды в виде разлившихся Припяти и её притока Струменя, отрезающих остров от суши, станут лёгкой добычей для бродячих собак, врановых и прочих хищников.

Быки с нацистским прошлым

Размышляя о нелёгкой судьбе пернатых, мы пробираемся сквозь ивовые и камышовые чащи. Организаторы правы: привезённые быки действительно полудикие, так просто их не увидеть, от человека они предпочитают держаться на почтительной дистанции.

— Правильное их название — туроподобный скот породы Хека. Животные были выведены методом обратной селекции и внешне напоминают древних туров, которые заселяли территорию от Великобритании до Дальнего Востока, — просвещает Александр Козорез. — Вид был очень пластичным. Согласно летописям, выживал в различных условиях: и в поймах, и на болотах, и в сухих степях Средней Азии, где быка одомашнили. В Европе последний тур исчез в 1627 году.

Первыми возродить утраченный вид и тем самым обогатить охотничью фауну нацистской Германии попытались братья-биологи Хайнц и Луц Хек в 1930-1940 годы. Скрещивая различные породы крупного рогатого скота, в том числе боевых испанских быков, мохнатых ирландских, они пытались искусственно вывести агрессивных особей. Ведь первобытные туры обладали крайне крутым нравом. Научным работам всячески потворствовал Герман Геринг, заядлый охотник. У братьев получилось: они воссоздали быка, внешне похожего на тура, да к тому же агрессивного — под стать арийской расе. Например, известно, что поголовье, которое заселили в одно из охотничьих хозяйств, нападало на местных жителей, держа округу в страхе. В 1943 году часть быков Хека нацисты перевезли в Беловежскую пущу, где звери пробыли вплоть до 1949 года. А потом всех перебили и пустили на мясо. Поговаривали, что оно было очень вкусным.

Не осталось «хеков» и в фашистской Германии: большинство погибло во время штурма Берлина. Горстка животных уцелела лишь в некоторых зоопарках.

В этом фильме можно узнать подробнее про нацистские опыты по ревайлдингу первобытных животных:

В 1980-е годы в Западной Европе начали обкатывать теорию ревайлдинга — природоохранную идеологию, в основе которой лежит поэтапное восстановление характерных для данного региона высокопродуктивных экосистем. В места исконного ареала возвращают ранее истреблённых человеком крупных животных, так называемые виды-инженеры.

Ревайлдинг появился как альтернатива абсолютному заповеданию, когда видоизменённые, нарушенные территории предлагалось совершенно не трогать. Однако в ходе такого бездействия они ещё больше деградировали и утрачивали изначальное биоразнообразие. Примерно в то время и решено было восстановить численность быков Хека и вселять их в подходящие угодья. Опыты по ревайлдингу туроподобного скота успешно осуществлялись в ряде стран. Но особенно преуспел в этом голландский заповедник «Оствардерсплассе», где в настоящее время насчитывается примерно 2000 животных. Нидерланды охотно и безвозмездно делятся своими быками с другими государствами. Завезённые в Беларусь из Латвии животные — как раз потомки вида, выведенного немецкими братьями. Кстати, выбор на балтийскую республику пал, потому что её биоклиматические и биогеографические условия совпадают с нашими.

— В настоящее время в большинстве европейских стран от «хеков» отказываются: мучает нацистское прошлое, — иронизирует Александр Козорез. — Там действует программа Aurochs: с помощью селекции и генетики уже, напротив, пытаются убрать агрессивность вида. В густонаселённой Европе содержать злобных животных негде. Хотя экологи и против таких опытов. Поэтому по территории Голландии, Германии, Латвии, Литвы, Болгарии, Украины (в дельте Дуная), Румынии, Хорватии, Северной Италии, Франции сегодня бродят поголовья более миролюбивых «ораксов».

Стрёмные переселенцы

И хотя заросли Погоста сейчас топчут 15 быков, к созданию которых приложили руку ещё братья Хек, назвать их агрессивными язык не поворачивается. Местные поначалу опасались: а как к реке ходить, не будут ли бодаться? Но Алексей Артюшевский успокаивает:

— Мы спрашивали у голландцев и латышей, бывали ли случаи агрессии по отношению к людям? Но нас уверили: за 40 лет нападений не было. Очень агрессивных там сразу элиминируют. В Нидерландах прямо по участку, где пасётся туроподобный скот, проходит экотропа. Люди ездят на велосипедах, гуляют с собаками.

— В латвийском нацпарке «Кемери» у быков есть страх перед человеком, но к представителям собачьих, например волкам, они относятся настороженно и активно защищаются — работает генетическая память, — добавляет Александр Козорез.

Вопросов перед вселением было много: а что с рекой, не начнут ли переплывать её или переходить по льду зимой? А вдруг будут скрещиваться с местными коровами?

— Это, кстати, одна из проблем. Её планируем решать в процессе, — отвечает Александр Козорез. — Потому что быки, которые живут вне стада, могут начать искать новых подружек. В «Кемери» подобное встречалось достаточно часто.

Но освежать кровь новоиспечённой популяции, по словам Сергея Сидунова, руководителя группы по разведению и селекции мясного скота Научно-практического центра по животноводству НАН РБ, всё равно придётся, иначе инбридинг приведёт к вырождению, изменению конституции и экстерьера животных, ухудшению воспроизводительных качеств и, в конечном итоге, падежу. Новых особей, по-видимому, в перспективе будут также поставлять из Латвии и Нидерландов.

С пропиской и ветпаспортом…

Стадо из 18 голов (10 самок и 8 самцов возрастом от 1,5 до 6 лет) завезли на Туровщину в сентябре 2019 года и только месяц назад выпустили на Погосте. Всё это время животные были на карантине на одной из животноводческих ферм ОАО «Туровщина» (трое, к несчастью, пали). Предприятие по условиям контракта с нацпарком «Кемери» является собственником быков и на протяжении 5 лет ничего с ними делать не может: «хеки» будут находиться под таможенным контролем. Но это не касается приплода: ОАО «Туровщина» вправе самостоятельно решать, как с ним поступить.

Чтобы привезти «хеков» из Латвии в Беларусь, на оформление ветеринарных сертификатов и прохождение таможни проект «Ветландс» потратил 14 000 долларов. Сами же животные обошлись бесплатно.

— Мы надеемся, что туры поддержат территорию, где убрали кустарник, в открытом состоянии, и ежегодного прогона техники на Погосте больше не понадобится. Это и есть биотехния в её классическом понимании, — отмечает Алексей Артюшевский. — Затраты на содержание животных минимальны: по опыту латвийских коллег, подкормка не требуется, только в случае суровой зимы и максимум 2-3 месяца. Остальное время — полувольный выпас. А чтобы быки могли укрыться в ненастье, им построили навес.

Естественная плотность предполагает, что на 1 га таких богатых лугов, как в пойме Припяти, нужно 1 животное. На открытых суходольных землях соотношение будет 2 к 1. То есть территории Погоста 15-головному стаду стабильно хватит лет на 10, даже с учётом пополнения. В дальнейшем быков ждёт расселение.

— Директор заказника «Споровский» Вадим Протасевич заинтересовался нашими турами. Там каждый год борются с зарастанием, так как хорошо укоренившийся ивняк даёт поросль на протяжении 3 лет. Нацпарк «Припятский» тоже хочет их расселить, и ряд иных землепользователей в Беларуси, — хвастается Артюшевский.

В ближайшие два года, по словам Сергея Свидунова, НПЦ по животноводству и Институт экспериментальной ботаники разработают научное обоснование по эффективному использованию угодий для устойчивого развития животноводства и создания благоприятных условий для гнездования глобально угрожаемых видов птиц.

…и с детскими садами

Что известно о туроподобном скоте породы Хека? Что это высокосоциальные животные. Живут в стаде, где несколько половозрелых быков охраняют границы. Остальные самцы держатся отдельно. Возвращаются, когда самка приходит в охоту, составляя конкуренцию быку-доминанту. Туры проявляют территориальность, копая гонные ямы, нарезая круги вокруг кустов и обозначая, что это их участок.

Во время отёла корова покидает стадо. Обычно она приносит телёнка раз в год-два. В этот момент она становится уязвима для волков. В зоне риска также старые, больные, раненые быки, которые тоже уходят из стада. Хищники не позволяют травоядным чрезмерно размножаться, создавая зоны страха — нетронутые участки пастбища, куда туры боятся ходить. При нападении волков они выстраивают защиту.

Селекционерам удалось достичь полового диморфизма у туроподобного скота. Быки по окрасу чёрные с характерной чёлкой и рыжей полоской по хребту, самки и телята — рыжие. Рога самцов достигают до 1-1,5 метра в охвате. У коров они значительно меньше. Живут туры до 20 лет. Масса основного быка-производителя может достигать тонны.

— Мы были немало удивлены, узнав, что самки совместно воспитывают телят. Они их растят по принципу детских садов: один телёнок может сосать молоко разных матерей, что редко встречается у других животных. Например, лошадь не будет кормить чужого жеребёнка, даже из своего гарема, — делится наблюдениями Александр Козорез.

Туристическая аттракция

Казалось бы, зачем было реинтродуцировать иностранных быков, если в качестве «природных сенокосилок» прекрасно справляются родные лимузины? Или, на худой конец, почему не использовать для этих целей лошадей Пржевальского или беларусскую упряжную породу, которая считается родственником тарпана?

— Можно было бы использовать домашних коров, — соглашается начальник охотничьего отдела Минлесхоза. — Но чтобы вернуть их в естественную среду обитания, понадобится время. Как в Вороновском районе стадо успешно зимовало на вольном выпасе. Но кому интересно смотреть на коров? Другое дело — угрюмые, страшные туры. Они могут послужить средством привлечения экотуристов.

Что касается лошади Пржевальского, то это очень редкий вид. Слишком мало особей, чтобы получить экологический эффект. Сегодня они не восстановились даже на уровне вида, не говоря про популяцию.

В случае с беларусской упряжной породой мы также столкнулись с нехваткой животных. Кони ценные, нам их готовы были давать на лето, а на зиму забирали бы. И селекция должна быть под контролем. Но тогда ни о каком свободном выпасе, когда лошади формируют гаремы и размножаются, как им хочется, речи не идёт.

А так мы выпустили в заказнике «Налибокский» польских коников. Волки нападут — ну и пусть. Как правило, тарпановидных лошадей вселяют в угодья вместе с турами. В тандеме они справляются с любыми зарослями. Но здесь, в «Средней Припяти», мы побоялись конкуренции с быками, решили повременить. Возможно, позже и подселим коников.

— Рассматриваете ли вы в перспективе придание туру статуса охотничьего вида?

— По закону это не дикое животное и не охотничий вид, — берёт слово Артюшевский. — Генетически это на 99,9% обычная дикоживущая корова, выведенная обратным скрещиванием из различных пород домашнего скота.

— Сегодня по правилам охоты на сельскохозяйственных животных не то что охотиться — ружьё направлять нельзя, — добавляет Козорез. — А так, в Западной Европе во всех подобных проектах по ревайлдингу скот Хека используется в мясной промышленности. Там же крупных хищников нет, элиминировать некому. Поэтому и производится выбраковка животных.

— Голландский опыт показывает, что гамбургер из тура ничем не хуже обычной говядины. И по мере разрастания стада на Погосте такое направление возможно, — подчёркивает Артюшевский.

Но Сергей Сидунов поспешил предупредить любителей поохотиться с нарушением законодательства: им отобраны и сданы в госкомитет судебных экспертиз биологические образцы завезённых туров.

Наказание за несанкционированный отстрел скота будет квалифицироваться как умышленный ущерб хозяйству и оцениваться значительно больше, чем за убитого зубра. К слову, штраф за него сейчас составляет от 400 базовых величин.

Глазами местного жителя

— Мне как жителю Турова нравится, что у нас появился ещё один живой объект для туризма — туроподобная порода крупного рогатого скота, — поделилась мнением Инесса Болотина, сотрудница ОО «Багна». — Туровщина — первое место в Беларуси, где теперь можно посмотреть этих животных на выпасе. Наверное, это привлечёт какое-то количество туристов, что на данном этапе хорошо: туристический поток в Турове ещё не настолько велик, чтобы навредить природе.

Но поскольку это первый опыт вселения такой породы скота на пойменном лугу на Полесье, есть определённые риски. Во-первых, дополнительная работа для сотрудников ОАО «Туровщина» и расходы. За животными надо следить, их выпасать, охранять, прежде всего от желающих сдать на мясо вольнопасущихся коров. Хватит ли у предприятия на это желания, умения, ресурса и надолго ли? Время покажет.

Во-вторых, смогут ли животные выполнить возлагаемую на них экологическую роль по поддержанию на пойменном лугу условий для благополучного обитания куликов? Об этом мы узнаем, если учёные НПЦ по биоресурсам и их коллеги из других учреждений будут проводить ежегодный мониторинг птиц на лугу возле Погоста. Было бы хорошо, чтобы исследования не ограничивались только птицами, а также изучался, например, комплекс беспозвоночных животных, связанных с обитанием на лугах крупных копытных.

В любом случае я не вижу каких-то особых причин, почему не следовало завозить туроподобный скот. Конечно, что-то изменится, но режим заказника «Средняя Припять» позволяет применять активные формы охраны природы. Сейчас это стало более популярным, чем пассивная охрана, метод абсолютной заповедности, когда человек максимально устраняет своё присутствие и воздействие на природную территорию. В отношении пойменных лугов Припяти, сохранения разнообразия гнездящихся и обитающих там в настоящее время видов куликов пассивная охрана природы стала более сложной да и невозможной по ряду причин.

Проблему для коров Хека может представить неустойчивая ситуация в пойме Припяти. Сегодня там сухо, а завтра половодье зальёт практически всю территорию выпаса. Периодически появляются массовые вспышки «заеди»: тучи мошек, комаров, слепни и другие кровососущие насекомые могут создать летом невыносимые условия жизни для животных. Насколько хорошо они адаптируются к ним? Смогут ли существовать круглый год на выпасе или возникнет необходимость их «эвакуации» из поймы Припяти в более благоприятное место?

Другое дело, что для вселения на другие особо охраняемые природные территории понадобится научное обоснование, не противоречащее положению о заказнике. Хотя заказники — не заповедники, в них, по сути, что угодно можно обосновать.


Главное фото © Сергей Плыткевич.

Перепечатка материалов Багны возможна только с письменного разрешения редакции.

Публикация финансируется Шведским агентством по международному развитию и сотрудничеству «Сида». Сида необязательно разделяет мнение, выраженное в этом материале. Ответственность за его содержание целиком возлагается на ОО «Багна».

© Сергей Плыткевич
© Елена Садовская
© Елена Садовская
© Елена Садовская