В волчьей коже — философская аудио история

Ольга Каскевич, старшая по болотному фронту «Багна», съездила на самую полночь Беларуси, в Россонский район, и привезла оттуда философскую аудио притчу про волка. Но, скорее, о нас с вами и о нашем отношении к окружающему миру. Прислоняйся ухом ближе!

Это переплетение разных взглядов: ученого-зоолога Дмитрия Шамовича, кандидата биологических наук, который стал вожаком волчьей стаи, с которой живет уже несколько лет на севере Беларуси; этолога из Грузии Ясона Боридзе, который известен тем, что жил с волками в лесу; и охотников, для которых охота на волка — ежедневная работа и спорт. Среди монологов моих героев пробиваются отрывки из книги канадского писателя, биолога и этнографа Фарли Мовэта «Не кричи:” Волки!», которая сильно повлияла на мой рассказ.

Моя история про волка, о людях, которые его оберегают, о людях, которые его убивают.

Волк — хищник, которому уже давно нет места в нашей стране. В Беларуси сегодня серьезно не занимаются исследованием волка, зато любят его стрелять. В правилах охоты он до сегодняшнего дня считается нежелательным видом, а это фактически означает право на повсеместное уничтожение: волка могут убить в любом месте, в любое время и без специального разрешения. Этот зверь выжил только вследствие того, что сообразительный и в жизни очень внимателен, потому что умеет избегать человека и скрывать свое логово. В большинстве случаев отношение к волку традиционно негативное. Он воспринимается как опасный хищник, который представляет потенциальную угрозу для людей и домашних животных, а для охотников он главный конкурент в охоте на копытных.

Где-то на востоке завыл волк, негромко, вопросительно … Голос зверя говорил об утраченом мире, который когда-то был и нашим, пока мы, люди, не выбрали другой путь, чтобы в конечном итоге быть изгнанными самими собой ».

Моя история — эмоциональный путь возвращения к себе, к миру, в котором люди и волки — равноправные жители природы.

Текст и аудио Ольги Каскевич

00.11 Виновником признан волк, известный нам по рассказам легенды как свирепый убийца. Правительство дало задание подготовить научное обоснование для уничтожения подозреваемого преступника. Для выполнения этого задания необходимо было найти биолога, который смог бы на месте изучить поведение волков, чтобы подтвердить официальную версию.

00.35 Меня зовут Дмитрий Шамович. Я по образованию биолог, в свое время окончил аспирантуру в Академии наук, в институте зоологии. Вот, и сейчас занимаюсь научными исследованиями в области экологии позвоночных животных и организации экологического туризма по всей стране, по Беларуси.

00.59 Это самый север, можно сказать что, Беларуси, север Россонского района, недалеко от границы с Россией. Это так называемая зона южной Тайги. Мы находимся в такой полузаброшенной деревне, деревне Сосновый Бор, называется. И здесь мы живем, и здесь мы, собственно, занимаемся какими-то научными исследованиями.

01.33 Третье мая, преследую фантомы. Я слышу вой каждую ночь, я видел следы и собрал их экскременты. Так что они не выдумка.

02.11 Волк – это хищник, то есть, хищник, скажем так, высокого положения в трофической цепи. Здесь бояться его или нет – безусловно, конечно, зависит от места, от географического положения, от времени.

02.29 Потому что уж сами понимаете, когда-то в далеком прошлом, на больших каких-нибудь Сибирских просторах, в той же самой Беларуси там, после войны, есть фотография, где волки идут цепочкой по 30-40 волков. Поэтому эволюционно сложилось так, что они живут в стаях, в группах. Вот, и когда ты живешь в коллективе всю жизнь, то тебе нужны какие-то правила поведения своего.

02.56 Сама вот эта иерархия, сам статус отдельных животных, он поддерживается какими-то физическими методами, но не приводящими, скажем так, к увечьям каким-то. То есть, ты должен быть всегда вожаком стаи, чтобы тебя беспрекословно слушались и чтобы на тебе не практиковали вот эти вот физические методы воздействия. Поскольку все-таки ты человек и зубов у тебя нету, ответить этим довольно сложно.

03.34 Поэтому никаких поползновений в ту сторону не должно быть, а то просто в течение, когда ты с ними общаешься, периодически надо как-то показывать свое превосходство. Они это знают, то есть, повалить на спину, скажем, один из приемов. Они должны это нормально воспринимать. То есть, если одно животное валит другого на спину, то это уже показатель того, что ты выше в иерархии находишься.

04.02 Потом рукой можно взять вот так вот две челюсти в одну руку, скажем так, ну, морду обхватить рукой, зажать. Они это делают безусловно своей мордой, и они это все понимают. Даже если он там иногда и не хочет, иногда можно его немножко и привалить посильнее. То есть, их не надо бояться. Они абсолютно адекватные звери, то есть просто так подойти и укусить – никогда такой волк здоровый делать не будет.

04.31 У них очень хорошо развит язык тела, практически как у собак, то есть, хвост, уши там, зубы, губы. Если хвост поджат, понятно, что это какое-то подчиненное положение или испуг. Если хвост виляет, то это дружелюбное отношение. То есть, если поднята верхняя губа, волк скалится. То есть, это предупреждение, что стой там, где стоишь, как бы приближаться не надо, особенно если при дележке мяса это происходит.

04.58 Если там хвост вытянут ровно вдоль спины и, так сказать, ушки на макушке и немножко приподнята холка с шерстью, то это такое положение атаки и желательно как-то этот сгладить момент. Выращивать их и жить с ними, скажем так, в доме как с собакой, понимаете, домашней, ну практически невозможно, поскольку все-таки волк – это не собака, и дома просто так лежать на коврике перед дверью он не будет. Если его запустить в одну комнату вместе с вами, то рано или поздно он ее превратит в одно большое месиво.

5.48 Положим, я наблюдаю за его поведением, но все, что он делает, – это наблюдает за мной. Я не помню, чтобы за мной так долго наблюдали, пристальное внимание.

6.22 Опять-таки, поскольку они социальные животные, живут в группах, то им нужно какое-то общение. То есть вой выполняет множество функций, и охотники, и биологи это знают. То есть это и маркировка территории, то есть в соседней стае могут маркировать свои участки. Это и общение между членами стаи, то есть, скажем, собрать молодняк в одну группу, который в предыдущую ночь где-то там разбежался. То есть это и общение самца и самки на логове.

06.59 То есть, когда самец подходит к логову, самка не всегда его допускает, особенно в первое время, то есть он подвывает. С расстояния она к нему выходит и, значит, он передает ей какой-то корм. То есть, множество функций как внутри стаи, так и между стаями.

07.22 Почему они так воют? Они воют, когда одиноки. Они зовут друзей. Вот так волки узнают, где искать друг друга, а потом они могут встретиться. 12 июля. С некоторых пор мне стало интересно наблюдать за существами, которые живут и чувствуют не так, как я.

08.04 Я всегда нахожусь на расстоянии. Я изолирован, оторван от мира. Я завидую волкам в том, как они ощущают жизнь. Они всегда в контакте с окружающим миром, свободно ходят по своей территории, настороженно прислушиваясь ко всему. Вот здесь недавно пробежал кролик. А вот здесь – вкусная вода.

08.29 И перед ними открывается вся Вселенная, то, что мы никогда не сумеем познать. А я сижу и наблюдаю в бинокль, заполняю тетради в трех экземплярах, пытаюсь отвести волку роль на страницах своего журнала. Что будет, когда я закончу свои исследования? Эти волки уже стали частью моего собственного мира. Что произойдет потом?

09.04 Впервые мы пришли с этим в лес, я услышал вой волка. Это было страшное впечатление, что-то потрясающее. Все в душе перевернуло и до сих пор я как вой слышу, какое-то волнение наступает, куда-то хочется убежать. Это трудно объяснить. С этого, судя по всему, все и началось. И когда вопрос стал ребром, чем заниматься, я, конечно, выбрал их. Да, я изначально был экспериментатором, изучил физиологию поведения.

09.31 Но вскоре я осознал, что мы изучаем механизмы того, смысл чего вообще не знаем. Жизнь зверя в природе была почти неизвестна. Публикаций о волке тогда почти не было. Я попробовал заняться групповым поведением собак, но вскоре понял, что они потеряли многие поведенческие черты. И тогда я решил пожить с волками. Поехал в то же ущелье, где бродил в детстве с отцом, нашел его семью. Меня интересовало, как формируется поведение.

10.01 Как они, к примеру, обучают волчат охоте. Значит, выяснил тропы, взял старые пеленки, из которых мои дети выросли, поносил на себе, чтобы моим запахом пропитались, и начал на тропах стелить эти кусочки. У волка неофобия очень сильно развита: они боятся всего нового. А с другой стороны им хочется это все исследовать, на таком конфликте вот все время и живут. Волки начали обходить эти куски издалека.

10.29 Интересно было наблюдать, как расстояние постепенно между нами сокращается. И в конце концов, они начали рвать эти куски, и тогда я начал выкладывать кусочки мяса туда. Когда они начали его подъедать, это означало, что они к моему запаху уже привыкли. Это все длилось около четырех месяцев. Туда идут либо специалисты по волку, либо какие-то биологи, экологи, чтобы, ну, свои профессиональные какие-то дела выполнить.

11.02 Шестнадцатое апреля. Теплые дни вселяют спокойствие и надежду. Если и остались какие-то страхи, то они возникают только от сознания своей собственной незначительности.

11.26 Бурка, рюкзак, котелки, палатку я не брал, конечно же. Если нужно было костер разжечь, я уходил на речку. Я знал уже все их тропы, знал, где дневное лежбище. Как-то утром увидел по следу, что они прошли недавно. Матерый самец и самка, они логово для волчат подыскивали. А я их остался ждать в метрах пятидесяти от тропы. Где-то в полдень они возвращались, и когда они меня увидели, самка остановилась, а матерый пошел на меня прямо, метров до пяти подошел так и смотрит.

12.02 Вот это состояние было, я вам скажу, когда на таком расстоянии зверь смотрит тебе в глаза, а ты без оружия и он это знает. И отец в свое время меня учил, что от зверя убегать – хуже ничего нет. Все равно догонит. Так вот он стоял, смотрел, смотрел, потом как рявкнет, развернулся на тропу и спокойно ушел.

12.32 А я языком ворочать не могу, как будто язык отсидел. Но уже стало ясно, что с ними этот номер пройдет. Он испробовал меня, как я отреагирую, увидел, что нападать я не буду и убегать тоже не собираюсь, и вот после этого стало возможно с ними ходить. Они идут, я на расстоянии пятидесяти или ста метров за ними. Куда они, туда и я. Так с ними и бегал.

12.58 Я был в хорошей форме, благодаря моему отцу. Он был основателем местной школы каскадеров, и с детства я акробатикой занимался: как прыгать, куда падать – все это знал, но все равно, конечно, было трудно угнаться. А они вообще махнули на меня рукой. Волки меня просто до оскорбления первое время игнорировали, как будто меня не существует на свете. А я все время вместе с ними ходил. Где останавливаемся, там и я остаюсь спать.

13.30 Дело в том, что волки эти меня намного раньше увидели, чем я их. Пока я их там следы изучал, они меня уже и физиономически знали. И они поняли, что мое присутствие обеспечит им спокойную жизнь от егерей. Там браконьерство тогда жуткое было, постоянно капканы ставили, гонялись за ними. За волка 50 рублей давали. А я с егерями договорился под угрозой мордобоя: пока я здесь, никаких волков не трогать вообще.

14.03 Охотхозяйства у нас в Беларуси, как правило, направлены на выращивание, значит, копытных животных. Безусловно волк какую-то часть этих животных тоже потребляет. Это нормально, это его, собственно говоря, эволюционное место в нашей экосистеме.

14.25 Охотники, охотхозяйства рассматривают волка как конкурента, потому что то количество зверя, которое добыто волком, теоретически, значит, можно было бы продать иностранным охотникам. То есть, позиция такая, что чем меньше волка на территории охотничьего хозяйства, тем вольготнее, значит, живется там копытным, тем, значит, больше можно, выше создать их плотность, тем соответственно увеличить количество продаж.

14.56 Поэтому вот существует такой, отказались, конечно, уже давно от слова, вредный вид, поскольку все-таки двадцать первый век, мы уже так мало кто говорит «вредный вид». И вот ввели такой полуофициальный термин «нежелательный вид». По-моему, в последней редакции охотничьих правил даже этого слова нет. «Нежелательный вид» как-то по-другому назван. Но тем не менее, да, охотхозяйство не желает его видеть на своей территории, вот, и есть как бы тенденция по максимуму ограничить его численность, скажем так, в конкуренции по копытным животным.

15.35 На сегодняшний день у нас закрыта официально охота на волка в Березинском заповеднике биосферном. Это высшего ранга природная территория. Она имеет диплом совета Европы, и одним из условий его получения было именно закрытие охоты на волка. И несмотря на это никакого всплеска, скажем, популяции волка в Березинском заповеднике нет.

16.02 Еще до недавнего времени, значит, в Полесском радиационном заповеднике была закрыта охота. Что касается этого заповедника, это вообще в мировом масштабе такой уникальный опыт, поскольку, собственно, заповедник был организован не с целью охраны природы, а с целью отселения людей из территорий, зараженных радиацией, после взрыва на Чернобыльской станции.

16.28 Постоянно проживающего населения на довольно большой территории нет, и получился такой, скажем так, эксперимент природный, то есть, посмотреть, что будет, когда исчезнет человеческая цивилизация. Довольно интересная в этом плане территория, и в том числе что касается волка, длительное время так никто не охотился на него. Поэтому популяция на сегодняшний день находится примерно в таком сбалансированном природном состоянии.

17.01 Хотя с этого года, насколько мне известно, там открывается какая-то небольшая, ограниченная, но все-таки охота на волка, и в Полесском заповеднике в том числе. Вот, еще есть у нас Налибокская пуща, заказник, который расположен недалеко от Минска, так называемый охотничий заказник, то есть, там охота была ограничена на всех животных, в том числе и на волка.

17.29 Хотя некоторые годы там выдавалась ограниченное, значит, разрешение на добычу какой-то квоты, волка в том числе. Но на остальной территории Беларуси, то есть, если есть официальное право у охотника находиться в охотоугодьях, то ограничение по количеству добытого волка на других территориях нет.

18.01 Последнюю неделю августа арктическое лето почти закончилось. Мое время тоже подходило к концу, и не могу даже спать, боюсь пропустить что-нибудь. Трудно представить, что скоро мне придется уехать. Но это место принадлежит не мне, а волкам. Я не хочу грустить при расставании. Именно здесь я ощутил себя таким, как в детстве.

18.33 К кому мне обратиться в этой Вселенной и сказать спасибо?

19.03 Там нельзя было навечно поселиться, понимаете? Я бы с удовольствием, но нельзя было. А через год я вернулся и оказалось, что перед этим там истребили 54 волка, включая моих. Но ведь ты этих волков не убьешь?

19.30 Этих нет, я так не думаю. Кроме того, она бы сошла с ума, если бы я убил кого-нибудь из них. Да. Хотя хотел бы. Да.

20.01 Его регулируют, но я думаю, что максимально его надо, максимально его уничтожать до минимальности, до минимума, то есть. А самое такое, можно сказать, если так выразиться, разумное животное, то есть, его так нагоном не попрешь, то есть, он продумает, слышит, чует. В общем, самое такое. По престижу? По престижу, да. То есть, волка добыть – это престижно, да.

20.30 Кто увидел следы, по рации говори тогда. Да-да-да, направление сюда. Еще раз повтори. В эту сторону. Так я не пойму, откуда он взялся, где он там? Там только что, только что, пришел оттуда, Саш, вот оттуда пришел. Точно, да? Точно, потому что вот он, идет туда. Вот он выкидывает, да, я смотрю, что выкидывает, сюда пошел. Лапа куда? Сейчас будем искать. Ну вот волка нашли свежий след, прям годный. Вон вижу его! Погнали?

21.00 Готов. Я его выгнал, я! Молодец! Молодец! Вован еще одного тянет, никак не могу его.. Эх, ты моя золотая, Саня! Рабочий, рабочий. Это сука, во-первых, но это прибылая сука, потому что зубы, вообще, вот они, вот видите, они абсолютно не стерты, то есть ничего, и есть синева такая, есть чуть-чуть.

21.31 То есть, не было волчат, да? Да. Это этого года. Да буквально приплод уже апрельский где-то, может быть, или майский. Думаешь, этого года? Да, это этого года. Ну вот, по зубам сразу, смотрите, видите зубы какие? Вот они, беленькие, абсолютно ничего, ни желтого ничего нет, ни потертостей. Но где-то в этой стороне, я думаю, другие должны быть. Еще один. Так давайте мы сейчас по следу еще проедем, посмотрим, потом на этот вернемся уже.

22.01 Но то, что она одна, это нет, не может быть. Не может быть, молодых тут три должно быть. Вон она, видишь, откуда идет, вон. Откуда? Скорее всего, то есть получается, туда он пошел. Самое главное, что мы уничтожили хищника, который съедает всех охотничьих животных. Я считаю, что только бешеный волк может напасть. На человека? Да. Но очень голодный.. То есть, больное животное. И вот в основном, если так вот по волку, то получается как? Сейчас уничтожают именно охотничьих животных.

22.31 То есть, сельхозживотных мало, из-за этого нет скотомогильника и так далее. Про питание – это минимум вот надо ну полтора килограмма мяса каждому. В день, то есть. Да. В день? Да-да. 10 дней – 15 килограмм? Да. 100 дней – 150 килограмм каждому? А в год? А в год – это сумасшедшие цифры. Да, это минимально, а волк он же такой жадный как бы, он может и больше потребить-то. Два этих волка мы убрали.

23.00 Мы уберегли как минимум 2-3 лосика, пяток косуль, а зайчики вообще не считаются.

23.22 А где ваши родители? Здесь так одиноко. Наверное, они ушли на север? Нет, но волчата здесь, волки не могли их оставить. Не беспокойся о волчатах, а подумай лучше о себе. Все, что здесь происходит, для тебя слишком много. Вопрос, как ты переживешь все это?

24.00 Волки вернулись за волчатами, потому что среди них не может быть сирот. И очевидно, потери этой осени надолго запомнятся. Мне хочется верить, что волки ушли в дикое и далекое место.

24.28 Хотя на самом деле, я не знаю, потому что я отвернулся и не следил за ними.

Волки вернулись за волчатами, потому что среди них не может быть сирот. И очевидно, потери этой осени надолго запомнятся. Мне хочется верить, что волки ушли в дикое и далекое место. Хотя на самом деле, я не знаю, потому что я отвернулся и не следил за ними.
Волки вернулись за волчатами, потому что среди них не может быть сирот. И очевидно, потери этой осени надолго запомнятся. Мне хочется верить, что волки ушли в дикое и далекое место. Хотя на самом деле, я не знаю, потому что я отвернулся и не следил за ними.© Volha Kaskevich