Кто, как и зачем снимает дикую природу. Разговор с Игорем Бышнёвым и его командой

Кто, как и зачем снимает дикую природу. Разговор с Игорем Бышнёвым и его командой

30 сентября в рамках кинофеста «Планетарий» на большом экране показали документалку зашкаливающей красоты – «Зубры Беларуси». После финальных титров можно было пообщаться с семейной командой киностудии Aves: гуру анималистики Игорем Бышнёвым, операторами Никитой и Ильёй Бышнёвыми, композитором Натальей Тетеревской. Мы позаботились о тех, кто всё пропустил, и сделали конспект дискуссии.

Как и зачем приходят в анималистику

Игорь: «Человек должен делать то, что ему нравится. Я еще в школе осознал, что не хочу быть математиком, а хочу связать свою жизнь с природой. Сначала я занимался наукой, работал в заповеднике. Теперь я делаю кино. Мне кажется, каждому человеку должно нравится общаться с природой. У кого-то это сохраняется на уровне общения с кошкой, у кого-то – с растениями, а кто-то не может представить без этого всю свою жизнь».

Наталья: «Может быть, к лучшему, что природу снимают не все. У нас был опыт сотрудничества с фотографами, которые считали: после них – хоть потоп. Поведение у них было совершенно не такое, как у человека, который пять лет учился на биологическом факультете. И я считаю, что анималисту полезно пройти тернистый путь биолога, а только потом взять в руки камеру».

Игорь: «Мой знакомый режиссёр говорил, что из ста операторов только один может снимать природу. Но чем больше мы будем снимать разного кино про природу, тем легче будет решить какие-то экологические проблемы. Киношники помогают зафиксировать и озвучить эти проблемы. Но, конечно, они должны снимать лучше и интереснее, чтобы зритель не зевал, а пытался понять, зачем ему это всё показывают».

draka-zubrov-07

Фото: киностудия «AVES»

Как удаётся снимать дикую природу

Игорь: «Я предпочитаю киносъёмку фотографии, потому что, во-первых, можно гораздо дальше поставить камеру, а во-вторых, появились миниатюрные устройства, которые можно грамотно установить и получить отличный результат».

Наталья: «У анималистов съёмки строго режимные: это утро и вечер, когда очень красивый свет и активность животных выше. Днём свет плоский. Впрочем, это не означает, что вы не можете встретить какого-то зверя».

Игорь: «Выставляем четыре или десять камер и стараемся минимально беспокоить животных. Очень важно, чтобы в команде были биологи или интересующиеся. Животных нужно знать. Допустим, хищных птиц дрон привлекает: если он подлетит к гнезду с птенчиком, птица может попытаться его прогнать – это нормальная ситуация. Сначала нужно проанализировать, что может из этих съёмок получиться. Иногда на этот анализ отводятся считанные минуты».

Никита: «Мне интересно управлять дроном. Это как будто играешь в приставку “Денди” или “Сегу”. Конечно, интересно и само взаимодействие. Первая реакция животного абсолютно непредсказуема, но если оно испугалось и бежит, я не буду за ним гнаться. <…> Когда я снимал фламинго, я прилетел к ним не сверху, а на уровне шеи, медленно-медленно подкрался и снимал в упор. Если бы я снимал с высоты, они могли бы испугаться “хищника”».

 

Илья: «Когда ты снимаешь конкретный вид, ты должен прочитать о нём: где он обитает, чем питается. Нужно учитывать разные факторы: погодные условия, ветер (ты должен находиться так, чтобы запах шёл от животного на тебя, а не наоборот)».

Игорь: «Важно контролировать поведение животных и знать ту черту, которую переступать нельзя, иначе спровоцируешь нападение. Иногда мы рискуем, и всё же с оглядкой. Когда мы снимали драку зубров, то подходили очень близко, но понимали, что зубрам абсолютно не до нас. Они могли бы затоптать нас случайно – не потому, что они против нас, а потому, что не заметили каких-то копошащихся человечков с камерами».

 

Илья: «В брачный период птиц мы подзываем их на динамики: самка идёт на “самца”. А вообще мы делаем всё, как охотники: мы маскируемся и превращаемся в зверей. За исключением финального аккорда – мы сохраняем им жизнь. И было бы здорово, если бы охотники тоже этому научились. Взяли в руки камеру вместо ружья».

Про везение и маленькие хитрости

Игорь: «Когда достаточно долго и много наблюдаешь за животными, присутствует элемент везения. Однажды мы нашли мёртвого зубрёнка и обнаружили, что к нему постоянно приходят зубры. Нам оставалось только дождаться и отснять эпизод».

 

Илья: «Иногда нужно пойти на хитрость. Так, в Азербайджане нам нужно было снять маленьких лисят, но у нас никак не получалось выманить их из норы. Мы сидели по полсуток в палатке, сменяя друг друга, но ничего не происходило. И вот однажды я вылез из палатки покурить – и тогда лисята выбрались из норы. Сначала я подумал, что это совпадение, но потом оказалось, что они действительно реагировали на новый для них запах, интересовались им».

Игорь: «Каждая встреча с животным имеет свою историю, и какие-то решения нужно принимать за считанные секунды, какие-то действия – отрабатывать до автоматизма. К некоторым кадрам готовишься всю жизнь, а потом у тебя есть эти две секунды – и ты или успел снять, или не успел».

Илья: «Чтобы снять волка, нужно одежду закапывать в землю – отбить человеческий запах. В целом, это сложный зверь. Но недавно на экспедиции в Калмыкии вся команда отправилась ставить засидку, а я с ними не поехал, остался в степи. Казалось бы, что ты снимешь в степи в самую жару? А я смотрю: на меня идёт волк. Тогда я снял четыре минуты с расстояния до двадцати метров».

Игорь: «Животные безумно любопытны. Волки контролируют присутствие человека. И если возле логова волка прошли люди, то он обязательно подойдёт и поинтересуется. Машина уехала – и волк вышел посмотреть, что же там было».

09897A76-2D17-4FAD-9AB0-403B6E57F13A

О самых удачных кадрах

Илья: «Самые удачные кадры – это когда тебе очень-очень плохо, потому что уже отмёрзли ноги, ты устал и не ел, испытываешь ужасные чувства – и вот наступает восход солнца, свет пробивается через туман, всё вокруг в золоте, и происходит то, ради чего ты старался. Тогда ты забываешь о любой боли и просто наслаждаешься моментом».

Какой должна быть идеальная команда

Игорь: «То,что когда-то я пытался делать в одиночку, втроём мы делаем на раз. Но анималистика – это два-три человека. Не больше. Чем больше людей, тем меньше шансов не испугать животное».

Про финансирование и смысл всего

Игорь: «У нас был период, когда мы снимали по заказу Министерства культуры. Эти фильмы получали престижные награды, и они до сих пор вызывают чистые, человечные эмоции, однако сейчас заказы от министерства, увы, не поступают. Сейчас студия сотрудничает с Азербайджаном, с Россией. В Беларуси мы сделали три полнометражных фильма благодаря охотничьему хозяйству “Красный Бор”. У Николая Николаевича Воробья, который им руководит, есть интерес к природе, и я называю нашу работу партнёрством.

<…> Эта тема нуждается в продюсировании и продвижении. Когда ребёнок рождается, у него есть тяга к пушистому, мягкому, тёплому. Фильмы о природе должны помочь каждому человеку сохранить в себе эту тягу. Только так у нас есть шансы жить на нормальной планете».

DSC_0443

О самом настоящем

Илья: «Природа в нашем мире – это самое настоящее, самое чистое, искреннее, правдивое, светлое. Чего не скажешь про человечество. Жизнь флоры и фауны просыпается тогда, когда люди еще спят, и заканчивается тогда, когда люди выходят на работу. Люди возвращаются домой – и тогда в природе начинается вечерняя жизнь.

Вставайте пораньше не только для того, чтобы пробежаться. Зайдите в лес, послушайте звуки природы, почувствуйте, чем она дышит. Любите природу. Берегите её».

Багна

Фото: Юля Ласута, Диана Сулжыц

 

Перепечатка материалов Багны возможна только с письменного разрешения редакции

Поделиться:

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.