В Минприроды обсудили новую стратегию водных ресурсов на 2030 год

В Минприроды обсудили новую стратегию водных ресурсов на 2030 год

В Министерстве природных ресурсов и охраны окружающей среды прошло заседание общественного координационного экологического совета (ОКЭС). Как сообщает Зелёный портал, на нём представители общественных организаций и Беларусской партии «Зелёные» вместе с чиновниками горячо обсуждали находящийся в разработке проект Стратегии управления водными ресурсами в Беларуси, рассчитанный на период до 2030 года.

Что это за документ?

Стратегия управления водными ресурсами — это комплексный документ, определяющий направления деятельности государства по охране и использованию пресной воды в ближайшее десятилетие: от снабжения населения до промышленных и сельскохозяйственных нужд. В него входят вопросы водоохраны от загрязнения, экотуризм и ряд вопросов связанных с экономикой.

Каждое десятилетие документ обновляется и корректируется. Разрабатывают его ЦНИИ «Комплексного использования водных ресурсов» (ЦНИИКВР) по заказу Минприроды. Стратегию на 2030 год начали разрабатывать ещё прошлой осенью.

Стратегической целью на новое десятилетие чиновники видят достижение «долгосрочной водной безопасности страны», под которой понимается обеспечение всеобщего водопроводного доступа к чистой и недорогой питьевой воде, надлежащие услуги в области санитарии канализации, уменьшение загрязнения и сведения к минимуму сбросов химикатов, сокращение вдвое доли неочищенных сточных вод и увеличение их повторного использования и прочее.

По словам директора республиканского предприятия «ЦНИИКИВР» Александра Станкевича, сейчас рассматривается пятнадцатая версия будущего документа, в котором оказался целый ряд спорных моментов.

В частности, обсуждается вопрос включения в итоговый документ строительства опасного для экосистемы Припяти торгового маршрута Е40, о котором уже начали говорить, что он закрыт; создание новых гидроэлектростанций и др. моментов.

Е40: Обсуждений и экспертиз не было, а в стратегии проект уже есть

По мнению руководителя Республиканского союза промышленников и предпринимателей Александра Швеца,  озвученный проект носит «абсолютно стратегический характер». Однако, в нём есть моменты, которые бизнесу не понятны.

«Мы не вполне понимаем, как там оказался конкретный проект Е40, когда нет никакой экономической экспертизы, не понятны его инициаторы и глубина финансирования, какую отдачу получит страна, что из себя представляют экологические риски. Ничего этого нет, а проект уже находится в стратегии», — говорит Швец.

По его словам, если непроработанный проект «вставляют в стратегию», его потом будет легче продвигать «заинтересованными лицами».

Александр Швец, подчеркивает, что проект Е40 не прошел никакого обсуждения среди общественности.

«И это, честно говоря, удивляет в действиях Минприроды. Я думаю, что коллеги исправятся, и этот вопрос будет вынесен из стратегии, ещё раз будет тщательно проанализирован в соответствии с необходимыми в данном случае нормами», — говорит руководитель Республиканского союза промышленников и предпринимателей.

Все остальные моменты стратегии, Швец называет «рабочими».

«Надо совершенствовать систему взаимодействия с общественным мнением — это не только население, но и общественные, экономические и экологические организации. Вот это направление точно следует развивать, надо совершенствовать систему отклика людей на те или иные проекты, особенно в части экологии, потому что это самый болезненный вопрос, который возникает в последнее время при реализации тех или иных экономических проектов».

Противоречит сама себе

Заместитель председателя общественной организации «Багна» Константин Чикалов считает, что документ «очень сырой и местами противоречивый».

«Отдельные моменты документа никак не согласуются друг с другом. Если в одной части говорится о сохранении биологического разнообразия и сохранении естественных водных объектов, то в другой, где речь идет о строительстве инфраструктурных объектов, предлагается наращивать объёмы водного транспорта или же строительства гидроэлектростанций. Все это очевидно окажет негативное воздействие на естественные природные экосистемы: речные, озёрные, болотные. Поэтому я ощутил перевес в пользу этих факторов, учитывая, что стратегия — это документ, направленный на сохранение природы в условиях климатических изменений», — говорит Чикалов.

По его мнению, если документ разрабатывается Минприроды, при его разработке должен быть использован «более глубокий подход и оценка всего предложенного».

«Нам не стоит спешить с глобальными проектами, которые, как озвучивалось во время проведения ОКЭС, не имеют и экономического базиса, обоснования насколько они выгодны. Если сейчас мы пропишем их в документе, то у государственных организаций появятся возможности в дальнейшем ссылаться на эту стратегию и лоббировать их реализацию. А у нас, как у природоохранной организации, которая беспокоится о сохранении биологического разнообразия и экосистем, будет меньше возможностей влиять на принятие решений», — говорит представитель Багны, намекая, в том числе и на проект Е40.

«Во время заседания ОКЭС мы предложили исключить из проекта «Стратегия управления водными ресурсами в условиях изменения климата на период до 2030 года» главы 2.3 Судоходство и 2.4 Гидроэнергетика, ввиду того, что предлагаемые задачи и инфраструктурные проекты по этим пунктам не могут рассматриваться как экологические, направленные на борьбу с изменением климата и выполнением мероприятий в рамках ЦУР (Целей устойчивого развития). Предложенные направления отсутствуют в вышеуказанной Повестке ООН», — говорит председатель общественной организации «Багна» Ольга Каскевич.

«Несколько месяцев назад мы обращались в Минприроды с независимой оценкой проекта строительства водного пути Е40, который соединит Балтийское и Чёрное моря, и обращали внимание на антиэкологичность данного проекта. 24 ноября 2017 года на заседании ОКЭС при Министерстве природных ресурсов и охраны окружающей среды министр Андрей Худык признал, что его беспокоят возможные последствия проекта E40. Министр также указал, что международные корпорации потеряли интерес к проекту, считая его невыгодным», — подчёркивает Каскевич.

«Что касается развития гидроэнергетики… Могут ли ГЭС рассматриваться как возобновляемый, экологически чистый источник энергии, ведь они приводят к изменению гидрологического режима и экосистем поймы в нижних бьефах плотин, вплоть до устья; катастрофической трансформации местообитаний живых организмов в результате затопления территорий; блокированию речного бассейна, в т.ч. пресечение путей миграции биологических видов? Мы считаем, что следует воздержаться от включения в качестве источника энергии плотинных ГЭС, которые искажают естественные гидрологические циклы речного стока и уровенного режима. Вложения в новые крупные ГЭС допустимы только в исключительных случаях, когда полностью отсутствуют иные альтернативы и ущерб для природных объектов невелик. Следует предусматривать первоочередной анализ кумулятивных воздействий гидроэнергетики в рамках долгосрочного плана управления целым бассейном, чтобы избежать ущерб водной биоте и ущемления прав местного населения и других водопользователей. Строительство ГЭС — одно из самых значимых воздействий на экосистемы, поэтому приоритетом должна стать реконструкция и экологизация уже существующих энергомощностей, а не вложение бюджета в строительство новых крупных объектов генерации. Напомним, что подобные проекты обязаны также проходить стратегическую экологическую оценку, которая предшествует в обязательном порядке принятию любых решений в отношении проектов строительства новых ГЭС», — говорит председатель общественной организации «Багна».

https___hypebeast.com_image_2018_03_patagonia-blue-heart-trailer-01

Кадр из фильма «Blue Heart»

Строим АЭС и развиваем гидроэнергетику?

Очередная версия Стратегии водных ресурсов в целом не отличается кардинально от предыдущей версии, говорит директор учреждения «Центр экологических решений» Евгений Лобанов.

«По сути, тот перечень проблем, связанных с водными ресурсами в Беларуси, — промышленное загрязнение, очистка сточных вод, загрязнения от сельского хозяйства, вопрос качества питьевой воды и прочее, он продолжает быть актуальным, что и отражается в проекте документа», — говорит эксперт.

Между тем он замечает, что в нынешней версии стратегии подчеркивается важность бассейнового принципа управления реками Беларуси. И это согласуется с Водной рамочной директивой Евросоюза.

Впрочем, важен не только подход, но и вопрос его реализации. У Беларуси пока нет подобной практики.

Среди проблемных моментов документа Евгений Лобанов, отмечает  развитие гидроэнергетики на малых реках Беларуси.

«Мне кажется, что сейчас нет четкого понимания по поводу развития альтернативной энергетики в Беларуси, особенно на фоне строительства у нас АЭС и ряда других факторов. Поэтому здесь сложно сказать, насколько целесообразно в стратегии сейчас рассматривать вопросы гидроэнергетики. Возможно, преждевременно их туда вставлять», — отмечает директор ЦЭР.

При этом, даже если Беларусь будет продолжать развивать систему ГЭС на малых реках, по мнению Евгения Лобанова, важно подходить к этому вопросу наиболее щадящим для экологии образом.

«На заседании мы поднимали проблему важности строительства рыбоходов — специальных устройств, позволяющих мигрирующим видам рыб (лосось или кумжа, попадающие из Балтийского моря в беларусские реки) ходить на нерест. Также это важно и для видов рыб, просто обитающих в беларусских реках, так как повышает доступность реки для миграции и распространения вида. Потому что очень часто участки ГЭС становятся непроходимым барьером, и мы видим примеры в других странах, когда на больших и маленьких плотинах строятся специальные сооружения, которые позволяют рыбам преодолевать барьер или идти на нерест», — подчеркивает Евгений Лобанов.

Дополнение редакции Багны: общая мощность введённых за 2017 год в эксплуатацию ГЭС пока ещё никем из ассоциаций гидроэнергетики не была объявлена. В 2016 году Международная ассоциация гидроэнергетики (МАГ) объявила о вводе 31,5 ГВт новых мощностей, и общая мощность ГЭС достигла 1246 ГВт (т.е. рост составил менее 2,5% в год, в сравнении с другими ВИЭ). В 2016 году впервые за декаду ежегодный ввод мощности в остальном мире превысил таковой в Китае. Всего в 2016 году ГЭС мира выработали 4100 ТераВатт*часов. Информационное агентство Блумберга, UNEnironment и Агентство по ВИЭ IRENA в течение последнего месяца подтвердили в своих обзорах что в 2017 году в мире введено в эксплуатацию лишь 20 ГВт мощности ГЭС ( по сравнению с 25 ГВт в 2016 и 30 ГВт в 2015г.). В то же время в 2017 г. вступило в строй около 100 ГВт солнечных станций и около 50 ГВт ветряков. Примерно половина мощности новых ГЭС находится в Китае. Среди остальных новых мощностей примерно половина финансируются китайскими инвесторами и\или строятся китайскими компаниями. Потенциальная мощность всех водотоков Республики Беларусь оценивается в 850 МВт, из них технически доступная – 520 МВт, экономически целесообразная – 250 МВт. В настоящее время в Объединенной энергетической сети Беларуси эксплуатируется 51 ГЭС суммарной установленной мощностью 95,8 МВт. В 2017 году введены в эксплуатацию Полоцкая ГЭС установленной мощностью 21,66 МВт и Витебская ГЭС установленной мощностью 40 МВт. Прорабатывается вопрос реализации инвестиционного проекта по строительству Бешенковичской ГЭС мощностью 33 МВт на реке Западная Двина.

k60nm_croper_ru

Мониторинг микропластика

Ещё один немаловажный аспект в стратегии управления водными ресурсами, по мнению директора ЦЭР, — мониторинг поверхностных вод, в которых все чаще встречается микропластик.

До сегодняшнего дня этот вопрос не контролировался на государственном уровне. Но, возможно, в ближайшей перспективе, все изменится.

«Предварительно нашли поддержку высказанные нами предложения о включении микропластика и фармацевтических загрязнителей в перечень приоритетных загрязнителей в рамках мониторинга поверхностных вод».

Что касается вопроса увеличения бутилированной воды и увеличения количества отходов пластика, то это вопрос согласования разных стратегий Минприроды и ЖКХ и, как таковой, не относится к качеству водных ресурсов. Однако представитель ЦЭР обратил внимание, что проект стратегии указывает на рост объёма производства бутилированной воды в следующем десятилетии, что очевидно приведёт к росту пластиковых отходов.

«Сегодня почти вся вода разливается в одноразовый пластик, часть которого не перерабатывается. И поэтому здесь нам кажется важным, что если ставить задачу по выпуску минеральных вод, то должен ставиться приоритет на использование многоразовой тары», — подчеркнул Евгений Лобанов.

Тарас Тарналицкий, Зелёный портал

Читайте также

Экологическая катастрофа? Как строительство Е40 повлияет на биоразнообразие Полесья — в ответах специалистов

Корпорации разочаровались в водном пути Е40

У Мінпрыродзе таксама занепакоены будаўніцтвам воднага шляху Е40

petition_banner_e40

Поделиться:

Оставить комментарий