Битва за Булев Мох: территорию Изумрудной сети пустят на топливные брикеты?

Битва за Булев Мох: территорию Изумрудной сети пустят на топливные брикеты?

Хрестоматийный пример того, как в Беларуси в обход законодательства пытаются начать торфодобычу на ценных болотах, наблюдается сейчас в Житковичском районе. Там развернулось противостояние за торфяное месторождение «Булев Мох», расположенное вокруг озера Червоного на территории Гомельской и Минской областей. Два участка этого урочища — возле деревень Замошье и Писаревичи — хотят отдать под освоение Житковичскому торфобрикетному заводу. На прошлой неделе там представили отчет об Оценке воздействия на окружающую среду планируемой деятельности, и на этот счет у общественности накопилось увесистое критическое досье. «Багна» разбирается, на чьей стороне правда.

Месторождение раздора

С 30 декабря 2015 года в Беларуси действуют Национальная стратегия сохранения и рационального (устойчивого) использования торфяников и Схема их распределения по направлениям применения до 2030 года, утверждённые Постановлением Совмина №1111. В документах, которые бурно обсуждались не один десяток лет, все водно-болотные угодья в стране разделили на два фонда: природоохранный, куда вошли особо ценные, подлежащие специальной охране болота, и разрабатываемый, включающий торфяники для добычи. Так вот, согласно схеме, месторождение «Булев Мох» относится к природоохранному фонду. В кадастровом справочнике «Торфяной фонд Белорусской ССР» оно обозначено номером 816. Вообще-то на большей части болот в Житковичском районе Гомельской области — 26 893 из 29 489 га — установлен правовой режим особой и (или) специальной охраны (кадастровый номер 816 там присутствует). Ещё на 2596 га его предполагается ввести.

Однако с этим категорически не согласен Житковичский торфобрикетный завод, для которого месторождение «Булев Мох» испокон веков служит сырьевой базой. Данный водно-болотный массив огромен: простирается на 27 900 га. Завод осваивает его по частям. Осушит один участок, выберет торф, приступает к следующему. Сейчас все пригодные торфяники в округе выработаны, и предприятие метит на участок «Замошье» в Житковичском районе, восточнее от озера Червоного, и перспективный «Писаревичи», что в Солигорском районе, западнее от водоема.

разрешение

Разрешение Гомельского облисполкома на подготовку полей на месторождении «Булев мох»

Из-за чего сыр-бор?

Участок «Замошье» размером 500 га (проектная площадь — больше 200 га) расположен на землях экспериментального лесоохотничьего хозяйства «Лясковичи» национального парка «Припятский». Землепользователями участка «Писаревичи» площадью 240 га являются Старобинский лесхоз, ОАО «Белслучь» и ОАО «Житковичский торфобрикетный завод». Обе территории изрезаны сетью мелиоративных каналов (В51-В53, В44-В45 — на первой и В24-В26 — на второй). На севере участка «Писаревичи» ведётся сельское хозяйство.

В течение ближайших 20-25 лет на обоих площадках предполагается добывать фрезерный торф для производства топливных брикетов и компостов. После выработки их заболотят.

Полезные ископаемые «Замошья» оцениваются в 6691 тыс. м3, или 1271,4 тыс. тонн торфа при 40%-ной влажности. Средняя глубина залежи — 3,95 метра. Запасы на «Писаревичах» равны 5211,6 тыс. м3 торфа-сырца, или 1214,3 тыс. тонн при влажности 40%. Они залегают на глубине 1,72 метра и классифицируются по категории С2. Зольность торфа на обоих участках — 8,5%.

В первый год эксплуатации планируется за сезон получить с 1 гектара 767 тонн полезного ископаемого для приготовления компостов с влажностью 55%, во второй — 600 тонн для производства брикетов с 40%-ным содержанием влаги. Через 20 лет на этом месторождении хотят добывать 335 тонн торфа.

Реализация проекта разбита на два этапа. На первом собираются построить полевую производственную базу, ЛЭП и автодороги, на втором — подготовить поля добычи торфа, насосную станцию, железнодорожные пути.

Сделано тяп-ляп

Обо всём этом написано в отчёте об Оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС). Его ещё год назад подготовила энергетическая инженерно-консалтинговая компания «ЭНЭКА». Если внимательно читать 134-страничный документ, можно найти кучу небрежностей. Например, в отчёте фигурируют разные цифры проектной площади участка «Замошье»: то 226 га, то 204,8 га, то 222,1 га. Глубины торфяной залежи тоже называются разные.

В описании животного и растительного мира участков докладчики ограничились перечислением биологического и ландшафтного разнообразия нацпарка «Припятский». Оба не имеют к природоохранной территории никакого отношения и даже не граничат с ней: находятся в 30-50 км. В абзаце про «Писаревичи» сделали лишь приписку о соседстве с заказниками местного значения «Булев Мох» и «Красное озеро».

При этом, как говорит юрист ОО «Экодом», участник рабочей группы «Охрана дикой природы Беларуси» Григорий Фёдоров, ОВОС переделывают не в первый раз. На нарушения и неточности авторам указывали ещё в июне 2017 года. Данный текст также изобилует устаревшей информацией и ссылками на уже утратившую силу программу «Торф» и нуждается в существенной доработке.

Забыли про Изумрудную сеть

Председатель Лесной рабочей группы общественной организации «Ахова птушак Бацькаўшчыны», эксперт по вопросам охраны природы Андрей Абрамчук обращает внимание на главное: то, что участки «Замошье» и «Писаревичи» относятся природоохранному фонду, уже делает торфодобычу на них невозможной. Более того, оба частично или полностью размещены в границах территории особого природоохранного значения (ТОПЗ) «Червоное» BY0000064, которая в 2016 году вошла в Изумрудную сеть. Предложения о включении туда ценных природных объектов готовит Минприроды и утверждает Постоянный комитет Бернской конвенции. Сегодня в Изумрудной сети, по словам замминистра природных ресурсов и охраны окружающей среды Беларуси Александра Корбута, насчитывается 162 особо охраняемые природные территории. А это означает, что под запретом любое ухудшение их состояния и целостности.

Участок около д. Замошье полностью расположен в границах территории особого природоохранного значения «Червоное» BY0000064

Участок около д. Замошье полностью расположен в границах территории особого природоохранного значения «Червоное» BY0000064

Обитатели Красной книги

Территория обоих участков является местом гнездования такого глобально угрожаемого вида, как большой подорлик: там обитает около 3% национальной популяции. Гнездится более 2% национальной популяции большой выпи, около 1% популяции орлана-белохвоста, змееяда и филина. Обитают чёрный аист, скопа, серый журавль, бородатая неясыть, дупель, белоспинный и трёхпалый дятлы и другие. Всё это обитатели Красной книги Беларуси. В пределах территории выделено не менее 7 биотопов, включенных в Резолюцию №4 Бернской конвенции, а также около 30 видов животных из Резолюции №6.

Однако в отчёте об ОВОС нет ни слова о воздействии планируемой деятельности на животный и растительный мир, отмечает Андрей Абрамчук. Сказано лишь, что «добыча торфа в пределах проектируемых участков не окажет существенного влияния на состояние популяций представителей фауны, обитающих в районе торфяного месторождения», «…негативное воздействие планируемой деятельности на окружающую природную среду будет в допустимых пределах, не нарушающих способность компонентов природной среды к самовосстановлению».

«Ущерб будет»

Как выяснилось, сумму ущерба животному миру рассчитал геофак БГУ — по договору с Житковичским торфобрикетным заводом.

— Мы проводили полевые исследования, определяли плотность каждого вида животных, которые на этой территории находятся. И на основании методики рассчитали сумму ущерба, — рассказал Александр Демидов, старший научный сотрудник лаборатории экологии ландшафтов геологического факультета БГУ. Но цифру он назвать отказался, отправив к заказчику.

Так будет ущерб или нет?

— Конечно! Любая деятельность ведёт к ущербу.

— Насколько он существенен, учитывая наличие большого числа краснокнижников?

— На том участке, где планируется проведение работ, мы не выявили краснокнижных видов животных. Это не классическое болото. Мы были весной, и, представляете, даже ног не замочили, настолько там всё осушено. В целом же на территории озера Червоного и месторождения «Булев Мох», наверное, есть краснокнижники. Но на 100% оценить, где и какой вид обитает, сложно.

Александр Демидов подчеркнул, что компенсация ущерба деньгами рассчитывается «в том случае, если не предусмотрены мероприятия по сохранению животного мира и минимизации последствий. А это часть ОВОС».

Нечего охранять?

Разработчики отчёта утверждают, что редких видов животных и растений, занесённых в Красную книгу, на проектируемой территории нет. Путей миграции птиц и зверей тоже. И ссылаются на письмо Житковичской районной инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды №01-21/1-30 от 29.04.2017 года.

Удивительно, но райинспекция не имеет зарегистрированных паспортов на охрану мест обитания и произрастания краснокнижников.

— Всё учтено в ОВОС, — уверяет начальник службы Иван Свеженец. — Мы будем опираться на научную работу, которую провела Академия наук в лице Института ботаники.

разрешение2

То самое письмо Житковичской райинспекции, на которое ссылаются разработчики ОВОС

Деревья вырубить, бобров — переселить

И в то же время в отчёте написано, что «в атмосферный воздух поступит порядка 26 наименований загрязняющих веществ». Планируется их увеличение более чем на 5%. На столько же вырастет объём сточных вод. Правда, их воздействие будет временным — 6-7 месяцев.

В ОВОС приведено, что при разработке торфяного месторождения произойдёт выброс парниковых газов. По подсчетам, на 169,6 га на участке «Замошье» они составят 14894,6 тонн в год.

Кроме того, на данной территории вырубят 213 546 деревьев, раскорчуют пни и расчистят кустарник на 209,8 га. Валка леса будет осуществляться силами ЭЛОХ «Лясковичи». Там же обнаружены следы жизнедеятельности 10 бобров. Всех животных предполагается выловить и переселить.

Конфликт неизбежен

Помните скандальное постановление №794 о добыче торфа в 8 заказниках? Сегодня, по мнению главного разработчика Стратегии сохранения и рационального использования торфяников, заведующего сектором международного сотрудничества Научно-практического центра Национальной академии наук Беларуси по биоресурсам Александра Козулина, складывается парадоксальная ситуация, когда «наоборот, нужно помочь Совмину отстоять его положение №1111». Вместе с коллегой, гидрологом из Института природопользования Ниной Тановицкой он поднял документы и пришёл к выводу: да, участки «Булева Мха» действительно подлежат охране. Схему распределения торфяников согласовывали все райисполкомы, включая Житковичский. А значит, не имели права отводить земли под торфодобычу в обход всех процедур.

— Это нарушение постановления Совмина. Но я так понимаю, что местные власти одной рукой подписывают, что это природоохранный фонд, а другой отправляют на добычу. Делают втихаря, думая, что пройдёт, — говорит Александр Козулин.

Подобное происходит повсеместно, и конфликты сторон неизбежны. Но их было бы в 10 раз больше, не будь данной схемы, убеждён учёный.

— Дело в том, что ряд территорий уже имеют какой-то статус, в том числе охраняемые биотопы. На них оформлены документы. А другие подлежат охране в соответствии со схемой, но паспорта на них ещё не сделаны, — поясняет он.

И жук, и жаба

— Почему с предложением разработать ОВОС обратились не к вам в Академию наук, а в компанию «ЭНЭКА»?

— Потому что знают, что здесь им дадут отлуп. Сейчас большая проблема возникла с этими ОВОСами. Их могут делать и жук, и жаба. Получают удостоверения непрофессионалы, которые сначала готовят документацию на какие-то автодороги, линии электропередач и тут же — ОВОС на торфодобычу. При этом абсолютно никуда не выезжают и вообще не знают, что такое болото, — говорит Александр Козулин.

К слову, сегодня кадры готовят в Республиканском центре государственной экологической экспертизы и повышения квалификации руководящих работников и специалистов Минприроды. А ОВОСы должны составляться по ТКП 17.02-08-2012 (02120) «Правила проведения оценки воздействия на окружающую среду и подготовки отчёта».

Виновник «торжества»

Главный персонаж нашей истории — ОАО «Житковичский торфобрикетный завод» — одно из валообразующих предприятий района. Сегодня там трудятся 314 человек, в основном местные. Добыча полезного ископаемого — работа сезонная, с мая по август. В остальное время рабочие ремонтируют действующие поля, готовят новые, заболачивают выработанные торфяники. В 2016 году завод стал первым в отрасли, добыв 161 200 тонн фрезерного торфа. Из сырья делает топливные брикеты, питательные грунты, торф для компостирования, которые продаёт всей округе. Торфобрикеты расходятся в 18 районов Гомельщины, в Могилевскую, Витебскую и Минскую области. Экспортируются даже в Швецию. Примечательный факт: на территории торфопредприятия действует самая длинная в Беларуси железнодорожная узкоколейка. Её протяженность — 49 км. Сегодня на ней не только возят торф, но и туристов.

С момента основания завода в 1971 году основной сырьевой базой ему служит торфяное месторождение «Булев Мох». С тех пор его запасы основательно истощились. А земли в Замошье обеспечат предприятие сырьём не на один десяток лет, утверждает директор ОАО «Житковичский торфобрикетный завод» Виктор Купрацевич.

— В районе нет работы. А мы сегодня востребованы. Энергия из наших торфобрикетов в 2,5 раза дешевле российского природного газа. Поэтому торфяная отрасль умирать не собирается, — говорит он.

По словам Виктора Купрацевича, у завода есть решение Гомельского облисполкома на отвод 200 га земли на участке «Замошье». Сейчас там провели подготовительные работы: соорудили линии электропередач, определили границы производственной базы, которая разместится в деревне Замошье, где осталось 7 жилых домов.

— Но вы говорили, что у вас и без этого участка сырьевых запасов хватает на 10-11 лет.

— Да, было так. Но Минский облисполком не согласовал нам отвод земли. Если бы нам предоставили участок в Минской области, то, конечно, ещё десяток лет работали бы на старых полях. Но мы были вынуждены перейти на другое, перспективное месторождение.

— А участок «Замошье» находится рядом с предприятием? Насколько выгодна логистика?

— Рядом нет ни одного участка. Расстояние до месторождения приличное — 25-30 км. Но ведь мы и так находимся в Гомельской области, а работаем в Минской.

— А то, что болото Булев Мох является Территорией, важной для птиц, вас не смущает?

— Птицы есть везде. Но, насколько мне известно от учёных, краснокнижных животных и растений на наших месторождениях не выявлено.

— Там залежи торфа до 6 метров — это редкое торфяное месторождение в Беларуси, одно из глубокозалежных, — добавляет Виктор Купрацевич.

Как написано в ОВОС, в случае отказа от разработки новых участков завод не сможет выполнять плановые показатели госпрограммы «Торф», будет вынужден поэтапно закрываться и сокращать рабочие места.

Место расположения вырубленного участка

Место расположения вырубленного участка

Незаконная вырубка

Месяц назад Андрей Абрамчук был на месте событий и обнаружил вырубку леса.

— Речь идёт о нескольких гектарах. Причём сумма ущерба тянет на уголовно наказуемую, — рассказывает собеседник. — На каком основании вырубили лес, если ещё нет никаких официальных разрешений?

— Директор торфопредприятия говорит, что есть решение облисполкома на отвод 200 га.

— Я тоже видел этот документ. Но подготовительные работы не предполагают никакого вмешательства. А там ещё и канал мелиоративный почистили или прокопали, по крайней мере, стояли экскаваторы. Не имели права ничего делать до того, пока не закрыты все процедурные вопросы. А ОВОС ещё не признан состоявшимся.

То есть решение о реализации проекта было принято до подготовки документа. А это прямое нарушение Постановления Совмина №47 от 19 января 2017 года «О государственной экологической экспертизе, стратегической экологической оценке и оценке воздействия на окружающую среду», требующее соблюдать при разработке ОВОС принцип превентивности для обеспечения экологической безопасности, обращает внимание Андрей Абрамчук.

Однако про вырубку ничего не знали ни в Житковичской районной инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды, ни в Петриковской межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира, куда, по словам замначальника Геннадия Сухотского, не поступало никаких официальных разрешительных бумаг.

В любом случае, как замечает его коллега Иван Свеженец, сегодня любые запреты о хоздеятельности, согласно указу №510, носят лишь рекомендательный характер.

— То есть мы выносим только рекомендацию о приостановке работ, а это уже право субъекта хозяйствования — приостанавливать их или нет, — сетует он.

Выход есть

В отчёте об ОВОС должны были предоставить альтернативные варианты реализации проектной деятельности. То, что этого не сделано, нарушает пункт 5.3 постановления №47. Однако, изучив карты и схемы, Андрей Абрамчук нашел аж два компромиссных участка общей площадью 700 га. Оба — в границах сырьевой базы торфобрикетного завода на месторождении «Булев Мох» и в перечне разрабатываемого фонда под кадастровым номером 816. Запасы торфа на первом участке площадью 1200 га оценивались на 1 января 2013 года в 4200 тыс. тонн. На втором, размером 2370 га, в Солигорском районе, — в 4873 тыс. тонн. Итого: суммарные залежи на 3570 га насчитывают 9073 тыс. тонн.

— По площади и по запасу эти участки могли бы с лихвой заменить «Замошье» и Писаревичи», от которых торфопредприятию следует отказаться, — подчёркивает Андрей.

Альтернативные участки_Булев Мох

Альтернативные участки разработки торфа для Житковичского торфобрикетного завода. Желтая линия — границы ТОПЗ «Червоное»; красная — разрабатываемый фонд, утвержденный Постановлением Совмина №1111 от 30 декабря 2015 года как сырьевая база торфопредприятия. Красная заливка — горные отводы, рассматриваемые в ОВОС в окрестностях деревень Замошье (восточнее от озера Червоного) и Писаревичи (западнее от водоема). Синяя заливка — предлагаемые альтернативные участки для торфодобычи.

Ускорить кончину Князь-озера

И «Замошье», «Писаревичи» примыкают к озеру Червоному, или Князь-озеру, как его величают местные. Это третий по площади водоём в Беларуси, и сегодня он медленно умирает. Жители окрестных деревень ещё помнят, как до осушения болота Булев Мох вода из озера подступала прямо к их домам. Где раньше было 5 метров глубины, сегодня максимум 2,9. Водоём мелеет, несмотря на то, что в него вернули реку Деменку, сократили сток в канал Озёрный и торфопредприятие на западном берегу постоянно насосами закачивает воду из осушаемых торфяников.

В последние годы особенно участились экологические катаклизмы. В озёрной воде много гумусовых кислот и мало кислорода, из-за чего регулярно случаются заморы рыбы. Гибель лещей, щук, окуней и других видов исчисляется сотнями тонн.

Дно Червоного устлано сапропелями. Их запасы оцениваются в 69 млн тонн. С 1974 года донные отложения добывает ОАО «Житковичихимсервис». Пару лет назад предприятие получило от проекта ЕС/ПРООН «Содействие переходу Республики Беларусь к «зелёной» экономике» 220 000 долларов на техническое переоснащение и закупку нового земснаряда. Предполагалось, что к 2020 году оно будет добывать до 100 000 тонн сапропелей, расчищая таким образом по 50 га водоема.

Объекты экотуризма

Следует отметить, что и озеро Червоное, и урочище Булев Мох, и одноимённый гидрологический заказник местного значения являются объектами экологической тропы «Жемчужины Житковичского края». Заказник «Булев Мох» был объявлен решением Житковичского райисполкома №1471 от 02.11.2009 года «в целях восстановления и сохранения ценного лесоболотного комплекса и сохранения его в естественном состоянии». Положением о заказнике запрещено проводить гидротехническую мелиорацию. Вырубку древесно-кустарниковой растительности, кстати, тоже.

Собрались в своем кругу

Обсуждение отчёта об ОВОС прошло 7 мая, о чём, по словам представительницы рабочей группы в защиту дикой природы Инессы Болотиной, не проинформировали должным образом жителей Житковичского района:

— Встреча длилась 30 минут. Ведущий собрание спешил непонятно куда и предлагал не заслушивать доклады заказчика и разработчиков. Выяснилось, что к ОВОС, представленному на сайте райисполкома, уже есть дополнения по биоразнообразию. Рассчитана сумма ущерба, правда, размеры компенсации и чему именно будет нанесен урон, не назвали. Основной спор развернулся вокруг того, входит ли предлагаемый для торфоразработки участок в сырьевую базу или в природоохранный фонд. Это вызывает недоумение и настораживает, ведь мы точно знаем, что он в природоохранном фонде.

Все надежды на госэкоэкспертизу

Точку в этой истории должна поставить государственная экологическая экспертиза, куда отчёт об ОВОС поступит после процедуры общественных обсуждений.

— Но, во-первых, госэкоэкспертизу не пройдёт проектная документация, оформленная с отступлением от требований законодательства, — уверяет начальник управления государственной экологической экспертизы Минприроды Андрей Шахэмиров. — А во-вторых, вопрос политический и стратегический, можем ли мы реализовать данное проектное решение. Нужно смотреть, допускается ли размещение объектов торфодобычи, какие есть охранные обязательства.

Ситуация с месторождением «Булев Мох» очень напомнила ему истории с защитой заказников «Веретевичский» и «Озеры», где так же покушались на лакомые торфяные залежи.

После завершения этапа слушаний  граждане могут провести общественную экологическую экспертизу проекта, напомнил Андрей Шахэмиров об ещё одном инструменте влияния.

Багна

Перепечатка материалов Багны возможна только с письменного разрешения редакции

Публикация финансируется Шведским агентством по международному развитию и сотрудничеству «Сида». Сида не обязательно разделяет мнение, выраженное в этом материале. Ответственность за его содержание целиком возлагается на ОО «Багна»

Поделиться:

Оставить комментарий