Болотные исследования. Василий Мартыненко

Болотные исследования. Василий Мартыненко

Зачем экономисту изучать болота? Какое дело горожанину до болотных насекомых? Как работать с чиновниками и коллегами из других дисциплин? В спецпроекте Багны «Болотные исследования» исследователи из разных стран рассказывают о том, как и почему они изучают беларусские болота. В новом выпуске спецпроекта даём слово Василию Мартыненко, директору Уфимского Института биологии РАН.

Специализация: инженер-таксатор

Место работы: доктор биологических наук, профессор Уфимского Института биологии РАН.

Я закончил Воронежскую Государственную лесотехническую академию (сейчас это Воронежский Государственный лесотехнический Университет) по специальности инженер-таксатор, то есть это фактически лесной математик. После окончания учёбы почти год проработал в лесничестве в Башкирии, однако в дикие постперестроечные годы там была настолько сильная коррупция, что я просто не выдержал и ушёл оттуда, ушёл в науку. Естественно, моя научная карьера изначально была связана с лесом. Учился я на «отлично», у меня был хороший экспедиционный опыт, поэтому  меня достаточно легко взяли в аспирантуру, где началась моя работа по классификации и геоботаническому изучению лесов Башкирского государственного природного заповедника. Уже после защиты кандидатской диссертации я занимался коренными и условно-коренными лесами всего Южно-Уральского региона, изучение которых легло в основу моей докторской работы. В плане типологии лесов это очень богатый регион, так как он располагается на ботанико-географическом рубеже Европы и Азии, а также на границе лесной и степной зон. Ещё не став доктором наук, в виду стечения обстоятельств, я возглавил лабораторию геоботаники и растительных ресурсов нашего института.

martinenko

Исследования нашей лаборатории не ограничиваются только лесами и болотами, а затрагивают различные направления: и флору, и популяционные исследования редких видов растений (например, мы являемся кураторами по «Красной книге» Республики Башкортостан), лихонологическое, и биологическое направление. Естественно, пришлось заниматься изучением и других типов растительности. Полевые работы мы проводим только в вегетационные периоды, а в другое время обрабатываем результаты и готовим публикации.

DSC_0131

Сейчас у нас несколько исследовательских направлений. Одно из них, наиболее сильное — изучение динамики вырубок и зарастающих лесом бывших сельхозугодий. Второе направление было связано с проектом Программы развития ООН по снижению парниковых газов и изучению болот. Этот проект мы осуществляли в тесной связи с нашими московскими коллегами в течение почти трёх лет, изучая болота нашего региона. В результате накопился богатый материал, который требует сейчас обработки. В скором времени будет и защита диссертации, и подготовка монографии, и публикации различных научных статей. Кроме того, одно из направлений в данном проекте — это, конечно, природоохранная деятельность. Недавно мы помогали готовить обоснование особо охраняемых природных территорий, а также подготовили досье на номинирование водно-болотных угодий международного значения (Рамсарских угодий). Сейчас проект завершился, однако все полученные результаты ещё предстоит доработать и мы будем это делать несмотря на то, что настоящая тема госзадания с болотами не связана.

Раньше мой типичный рабочий день был намного интереснее, поскольку он практически полностью был посвящен науке. В настоящее время рабочий день начинается с бумаг, счетов, бухгалтерии и т.д. Таковы издержки работы руководителя. Научной работой я начинаю заниматься с 15-16 часов. В разные дни по разному — до 19-21 часа. Половину выходных я посвящаю семье, а вторую половину опять же науке. Полностью я предан науке в отпуске и в экспедициях, которых теперь из-за должности стало намного меньше.

DSC_9604

Кроме всего прочего часто приходится заниматься общественной работой по природоохранной деятельности — заседания и экспертизы в министерствах и ведомствах, выступления на радио и телевидении.

Экспедиции — это самое интересное в моей работе, только в них можно ощутить себя настоящим исследователем «приоткрывающим дверь» в тайны природы. Это одновременно и тяготы полевой жизни, и красоты нашей природы, и азарт сыщика!

Всем молодым специалистам я настоятельно рекомендую консультироваться и учиться у ведущих исследователей. Я замечаю по аспирантам, что большинству из них не хватает фундаментальных знаний. Сегодняшние студенты не очень любят посещать библиотеки и думают, что найденной в Интернете информации будет вполне достаточно. И, самое главное, они не хотят глубоко вникать в суть вопроса. Я думаю, что сейчас это общая тенденция для всей современной молодежи. Но ведь это в корне неправильный подход! Наоборот, нужно подробно разбираться во всех проблемных вопросах, а также внимательно изучать работы классиков и старших коллег, поскольку у них принципы работы были совсем иные.

IMG_2233

Для специалистов в сфере болотоведения будут крайне полезны книги наших классиков Н.Я. Каца, А.А. Ниценко, Е.А. Галкиной, С.Н. Тюремнова, Г.А. Елиной, М.С. Боч, Н.И. Пьявченко, Т.К. Юрковской. С точки зрения типологии, кроме вышеупомянутых авторов, важными являются работы О.Л.Кузнецова, В.А. Смагина и Е.Д. Лапшиной. Хотелось бы отметить огромную работу наших беларусских коллег. В изучении своих болот они продвинулись очень далеко, поэтому также настоятельно рекомендую ознакомиться с их научными публикациями.

Багна

Фото из личного архива Василия Мартыненко

Перепечатка материалов Багны возможна только с письменного разрешения редакции

 

Читайте другие интервью из рубрики Болотные исследования:

 

Публикация финансируется Шведским агентством по международному развитию и сотрудничеству «Сида». Сида не обязательно разделяет мнение, выраженное в этом материале. Ответственность за его содержание целиком возлагается на ОО «Багна»

Поделиться:

Оставить комментарий