«Ветландс» в Беларуси: восстановить природу и вселить тарпанов с турами

«Ветландс» в Беларуси: восстановить природу и вселить тарпанов с турами

По просторам Беларуси бродят туры и тарпаны, туристы валом валят поглядеть на эдакую невидаль, а заодно на то, как кипит жизнь в птичьем раю — на Туровском лугу. Два заказника обеспечили экономическую рентабельность, продавая пеллеты из прежде никому не нужной биомассы, а слава об ароматной клюкве в сахарной пудре гремит на всю республику. Утопия? Если всё сложится — вовсе нет. Именно к таким результатам должен прийти через 5 лет новый масштабный проект Программы развития ООН и Глобального экологического фонда, реализация которого началась в стране.

По имени «Ветландс»

Официально он звучит, как «Устойчивое управление лесными и водно-болотными экосистемами для достижения многоцелевых преимуществ» или «Ветландс». Проект продлится до ноября 2022 года и ставит целью «внедрить природоохранно ориентированные и финансово устойчивые подходы к управлению лесами и водно-болотными угодьями на особо охраняемых природных территориях и вне их, что позволит получить выгоды в сохранении глобально значимого биоразнообразия, климата и землепользования». Проще говоря, на его примере хотят продемонстрировать, что «баланс экономических и экологических интересов» возможен, поясняет руководитель проекта Алексей Артюшевский.

«Ветландс» одобрен постановлением Совмина №818 от 1 ноября 2017 года. Проектная заявка была готова ещё 3 года назад, но застряла с согласованиями в правительственных кабинетах. Во многом она продолжает начатое в предшествующих «болотных» проектах.

Все скинулись

Национальным координатором инициативы выступает Минприроды. В партнёрах — все причастные, даже Институт животноводства и впервые — государственный и частный бизнес: крупное агропромышленное ОАО «Туровщина» и переработчик ягод — ООО «Аржаница».

Бюджет проекта составляет 4,3 млн долларов. Это средства ГЭФ и ПРООН. Однако, по словам Алексея Артюшевского, есть и параллельное финансирование по программам, преследующим схожие цели: от Минприроды — 2,9 млн долларов, Минлесхоза — 8 млн, Института экспериментальной ботаники — 60 000 долларов, Научно-практического центра по биоресурсам — 690 000 долларов, республиканского ландшафтного заказника «Налибокский» — 30 000 долларов. В «складчине» участвует и ОАО «Туровщина» с 1,05 млн долларов.

KrERLtWHdSw-e1520324432808-min

В списке счастливчиков

Куда пойдут все эти миллионы? На сохранение глобально угрожаемых видов животных: европейского зубра, большого подорлика, вертлявой камышовки — и экосистем, в которых они обитают: пойменных лугов, низинных и переходных болот и лесных биотопов, подлежащих охране.

В Европе эти виды практически исчезли. А если они есть, значит, экосистема в полном порядке, и наоборот, — поясняет научный координатор проекта Александр Козулин.

Кроме того, на особом контроле будут и другие редкие виды птиц: дупель, луговой конёк, большой кроншнеп, большой веретенник, чибис, болотная сова. А в качестве проектных территорий выбрали заказники «Налибокский», «Званец», «Споровский», «Сервечь», болота Ольманские, Жада, Дикое в нацпарке «Беловежская пуща», Докудовское, пойма Припяти — Туровский луг, Погост и другие. Рассмотрим, что на них запланировано.

Кошение на Споровском и Званце

За неполные 20 лет эти низинные болота кардинально преобразились: вместо осоковых кочек на Званце колосится густой тростник, а Споровское покрывают заросли кустарника. Новый растительный покров не оставил шансов на выживание большинству традиционно обитавших там видов птиц, прежде всего главной реликвии тех мест — вертлявой камышовке. На Званце из 76 га пригодных 11 лет назад для её гнездования открытых площадей осталась ровно половина. Численность вида сократилась в двое: с 4223 особей в 2006 году до 2063 в 2017-м, приводит статистику научный сотрудник Научно-практического центра по биоресурсам НАН РБ Дмитрий Журавлёв.

Сыграло роль и сильное понижение уровня воды на болоте — до 1,5 метров в 2015 году. Тогда на Званце не было насекомых, и камышовка не размножалась. Вдобавок на зимовке в Африке гибнет до 70% её популяции. А при такой высокой смертности численность птицы быстро не восстановится, должно пройти время, — дополняет коллегу Александр Козулин.

Ситуация на Споровском так же плачевна: периферию болота захватил кустарник и уверенно продвигается к центру.

— Если ничего не предпринимать, территория станет непригодной для вертлявой камышовки, дупеля, большого веретенника, большого кроншнепа и других редких видов, — бьёт тревогу научный координатор.

B87A9272-min

Решение, которое он предлагает, не ново: организовать на зарастающих территориях регулярный сенокос, а биомассу пустить на хознужды. Состоятельность этой идеи уже доказана в ходе предыдущих проектов. Подтверждают её и поляки своей многолетней косьбой в пойме Бебжи. Стоило прокосить болота, как на расчищенных участках охотно загнездились птицы: не только камышовка, но и дупель, веретенник, которые было там исчезли.

Кратковременный эффект есть и после контролируемых палов, которые как средство борьбы с тростником инициировали в рамках проекта «Клима-Ист» на Званце. В первый же год после выжигания сухой растительности там успешно вывела потомство камышовка. Однако к концу сезона размножения её численность постепенно спала, делится данными Дмитрий Журавлёв.

Более того, как утверждает Алексей Артюшевский, обоим заказникам удалось выйти на рентабельность по заготовке и переработке тростника и кустарника и создать 6-7 постоянных рабочих мест.

— Мы будем искать новые пути использования биомассы. Для этого пригласим специалиста из Голландии, который поделится опытом. Докупим недостающую технику для кошения. На Званце расчистим 4500 га. Восстановим там гидрологический режим, ведь из-за его нарушения пошла в рост нежелательная растительность. Улучшим качество воды, которая на болоте сильно минерализована. Необходимо снизить концентрацию солей с 300 мг/л до 150, — очерчивает фронт деятельности Александр Козулин.

Орнитологи прогнозируют, что по итогам проекта «Ветландс» количество вертлявых камышовок в заказнике «Споровский» увеличится с 500–700 до 900 самцов, дупелей — с 30-50 до 70. В заказнике «Званец» число камышовок вырастет с 2100–4400 до 5000, дупелей с 10-20 до 50, больших кроншнепов с 4 до 15 пар.

Такие же работы намечены на болоте Дикое и в заказнике «Сервечь», где по последним учётам насчитывалось 160-220 и 40-60 поющих самцов вертлявой камышовки на каждой территории соответственно.

Выпас на Туровском лугу и Погосте

Весной Припять разливается и превращает территории вокруг в рай обетованный для тысяч перелётных и гнездящихся водно-болотных птиц. Испокон веков пойменные луга Туровский и Погост были крупнейшими в Европе местами скопления куликов. Но кустарник добрался и туда, вытеснив пернатых и парализовав течение реки.

— Ещё 20 лет назад пойменные луга на Припяти были полностью открытыми, вода свободно текла по руслу. Сельчане перестали косить и пасти скот, и кустарником заросло до 70% территории. Это увеличило шероховатость поймы и послужило одной из причин глобальных паводков, потому что вода не может пройти дальше, — рассказывает научный координатор проекта.

— Начиная с 2008 года численность гнездящихся куликов на Туровском лугу упала более, чем в 2 раза. А у них гнездование напрямую зависит от уровня воды в реке, — подтверждает ведущий научный сотрудник НПЦ по биоресурсам Наталия Карлионова. — Если в 2008 году мы отмечали 15-20 пар мородунки, то в 2017-м — ни одной. Практически исчезли чибис, травник, дупель, нет шансов у галстучника.

Ещё более плачевная ситуация сложилась в урочище Погост, которое раньше по числу птиц не уступало Туровскому лугу. За 5 лет его территория полностью покрылась кустарником, и птиц не стало.

Несколько лет подряд кое-где на Туровском лугу волонтёры ОО «Ахова птушак Бацькаўшчыны» расчищали кустарник. А в прошлом году и ОО «Багна» организовала там природоохранную «Толоку» совместно с Эстонским фондом природы. И это положительно сказалось на всех видах перелётных и гнездящихся птиц, отмечает Александр Козулин. Поэтому там возобновят регулярные сенокошение и выпас скота. Об этом договариваются сейчас с ОАО «Туровщина» — основным пользователем земель в Житковичском районе Гомельской области, имеющем поголовье в 765 коров. Орнитологи обоснуют сроки и интенсивность выпаса, безопасные для кладок птиц. Схожим образом попытаются восстановить и Погост. К концу проекта устойчивое использование будет практиковаться на 560 га пойменных территорий.

Ожидается, что по итогам на Туровском лугу во время весенней миграции станут останавливаться 50 000 свиязей вместо нынешних 10 000-20 000, 40 000 турухтанов вместо 10 000-30 000 сейчас, 10 000 больших веретенников против сегодняшних 3000. На гнездовании число самцов дупеля должно увеличиться со 100 до 150, с 30 пар большого веретенника до 80, с 5 пар мородунки до 20, вырастет и количество травника — со 120 пар до 200. Появление водно-болотных птиц прогнозируют и на Погосте.

Вклад бизнеса

Чтобы продемонстрировать, что охрана природы может быть делом не только государства, но и бизнеса, помимо вышеупомянутого ОАО «Туровщина» привлекли и ООО «Аржаница». Каждый беларус наверняка хоть раз пробовал клюкву в сахарной пудре, какао или в другой посыпке от этого производителя.

Оба предприятия призваны продемонстрировать экономически и экологически устойчивые методы использования природных ресурсов и доказать, что болота могут приносить реальную прибыль. Первое покажет, как можно применять кустарниковую растительность в производственных целях, прежде всего для обогрева помещений, а второе — как выпускать продукцию с высокой добавленной стоимостью, наращивая объёмы переработки, увеличивая ассортимент и выплачивая налоги.

Экологический туризм

Кстати, для этих же целей служит и экологический туризм, который собираются развивать в заказниках «Званец», «Споровский», «Сервечь», «Налибокский», «Туровский луг», «Ольманские болота». Там построят наблюдательные вышки, экотропы, установят бигборды, оснастят эколого-просветительские центры, издадут информационные материалы. И будут ждать наплыва туристов. Предполагается, что их количество в Налибокской пуще вырастет в 10 раз: с нынешних 250 до 2500 человек, в Споровском — с 4500 до 5500, на Туровском лугу — с 340 до 2500 посетителей.

Бороться с зарастанием помогут туры и тарпаны

К решению проблемы зарастания пойм подошли всесторонне и попробуют ещё один нетривиальный способ.

— Мы собираемся восстанавливать открытые ландшафты пойменных лугов за счёт утраченных видов мегатериофауны — тарпановидных лошадей и туроподобного скота. Сейчас это направление активно развивается в Европе. В Нидерландах и Латвии, чтобы бороться с зарастанием пойм, создали вольноживущие популяции животных. Раньше на нашей территории тоже водились тарпаны и туры. По сути, было, как в американских прериях или африканских саваннах, где открытые ландшафты поддерживаются благодаря высокой плотности антилоп и бизонов, — говорит Александр Козулин.

В текущем году учёные съездят на разведку в Нидерланды и изучат целесообразность вселения новых видов. Если их предложения одобрят, в 2019 году на Туровском лугу и в Налибокской пуще будут пастись 50 тарпановидных лошадей и туроподобных быков. Именно столько животных готовы предоставить зарубежные коллеги на безвозмездной основе. С единственным условием: приплод от поголовья мы обязаны передать другим желающим.

Паспорт и столовая для зубра

В погоне за экзотикой не забудут про собственных крупных травоядных — европейского зубра. Это глобально угрожаемый вид, хотя его популяция в Беларуси стабильна и даже растёт: в феврале 2017 года у нас насчитывалось 1615 животных. Однако звери тоже столкнулись с исчезновением пригодных кормовых угодий.

Фото — Никита и Игорь Бышнёвы, Киностудия Aves

Фото — Никита и Игорь Бышнёвы, Киностудия Aves

— Раньше помимо многочисленных открытых пойм Беларусь покрывали парковые леса с огромным количеством травы — зубры свободно перемещались по всей территории. А сейчас кроны деревьев сомкнулись, травянистой растительности на нижних ярусах не стало, поймы заросли кустарником. Животные выходят на поля из лесов, потому что там нет кормов, особенно ранней весной и поздней осенью, топчут и поедают озимые, вызывая недовольство людей, — вновь берёт слово Александр Козулин.

Кормовая база обеднела в большинстве лесных массивов, но особенно это заметно в заказнике «Налибокский». Заведующий лабораторией популяционной экологии наземных позвоночных и управления биоресурсами НПЦ по биоресурсам НАН РБ Василий Шакун связывает низкую рождаемость зубрят в воложинской микропопуляции в том числе со скудным рационом. Эта группировка зубров была основана одной из первых в 1994 году, когда в местный лесхоз из Беловежской пущи завезли 15 животных. Сегодня в поголовье 89 особей. За 23 года там родился 151 телёнок, в среднем по 7 в год.

Наша задача — вернуть сенокосы в «Налибокском» в прежнее состояние, чтобы они опять стали кормовыми угодьями для зубров. И на данном примере показать, как можно решить проблему по всей стране, — добавляет Александр Козулин.

Для этих целей в заказнике тоже закупят технику, чтобы удалять кустарник и перемалывать биомассу, и посреди лесных массивов разобьют мозаичные пастбища. На таких лугах, как в урочище Тяково, высеют специальные растения и будут регулярно подкашивать. Если сейчас в Налибокской пуще не наберётся и 100 га кормовых угодий, то по завершении проекта их станет больше 300 га, причём высокопродуктивных. У животных практически круглый год будет зелёная трава и исчезнет соблазн выходить из лесов, уверен Козулин.

Возможно, воложинские зубры, как и остальная беларусская популяция, вырождаются из-за близкородственного скрещивания и  неизбежных заболеваний, связанных с ослаблением иммунитета. Так ли это, покажут генетические исследования. Как минимум 8 исполинам выдадут паспорта с заключениями. Если окажется, что микропопуляции нужна свежая кровь, завезут 5 зубров из Польши. Принципиальное согласие от зарубежных коллег уже получено, отмечает Козулин.

Лесные биотопы

Лесные биотопы, подлежащие специальной охране, — это третья категория экосистем, находящаяся в фокусе внимания проекта «Ветландс». Надо отметить, что половина из 43 выявленных в Беларуси редких и типичных биотопов расположена в лесах. Сейчас инвентаризировано 38 000 га таких природных участков в лесном фонде. Планируется, что к 2022 году опишут и передадут под охрану ещё 150 000 га. Их обязательно будут учитывать в проектах лесоустройства, которые готовятся раз в 10 лет. Для этого собираются обучить инженеров-таксаторов из УП «Белгослес», чтобы правильно определяли биотопы и обеспечивали устойчивое управление ими.

Как показывает опыт лесхозов, речи не идёт о больших площадях, где вводились бы какие-то ограничения или запреты.

— Такие участки занимают всего лишь 2-11% от лесного фонда в зависимости от его структуры, — приводит данные директор Института экспериментальной ботаники Александр Пугачевский. — Поэтому они должны быть пересчитаны и узаконены соответствующими решениями рай- и облисполкомов.

К тому же, сегодня почти все отечественные лесхозы сертифицированы по системе Лесного попечительного совета FSC. А этот статус требует охраны и исключения из рубок главного пользования определённой части лесного фонда. Иначе лесохозяйственные организации потеряют европейский рынок, который ориентирован на устойчивое управление лесными экосистемами.

Инвентаризация лесомелиорации

В ходе проекта «Ветландс» займутся и лесомелиоративными системами. С ними поступят так же, как в своё время с выработанными торфяниками: инвентаризируют, дадут экологическую и экономическую оценку, определят дальнейшее использование и внесут в схему распределения по направлениям применения.

— Это будет или реконструкция, или повторное заболачивание, или постепенное самозаболачивание, — перечисляет Александр Козулин.

На 4 лесомелиоративных системах, которые сейчас признаны неэффективными, проведут показательную экологическую реабилитацию. Среди них — Жада в Миорском и Дисненском лесхозах, Веречское в Городокском, Берёзовик в Вилейском лесхозе и Острово в Сморгонском.

Не обойдётся и без экспериментов: на выработанном месторождении «Докудовское» в Лидском районе в рамках параллельной программы «Life» апробируют метод ускоренной экологической реабилитации торфяников. По словам Александра Козулина, там посадят семена растений низинных осоковых болот и через 5 лет надеются увидеть начальную стадию восстановления «дрыгвы». Ранее такой подход обкатали на верховых болотах, и он был успешен.

bolota-estonii-33-min

Всех под охрану

В ходе проекта инвентаризируют все малоизученные и глобально угрожаемые виды животных, дадут оценку их популяций.

Мы знаем, что они есть, но не знаем где. Их местообитания определим и возьмём под охрану, — подчёркивает Козулин.

Для каждого из видов разработают охранные паспорта для передачи землепользователям и национальные планы действий по сохранению. Предполагается и вовсе усовершенствовать законодательство, направленное на охрану глобально угрожаемых видов и их местообитаний, а также систему учёта особо охраняемых природных территорий.

Более того, впервые примут закон «Об охране и использовании болот (торфяников)». Идея зрела 20 лет. Документ сейчас на стадии разработки. В рабочую группу по его подготовке наряду с Минприроды вошла и ОО «Багна».

Камышовку переселят

А на примере вертлявой камышовки окончательно «докрутят» методику создания новых популяций редких видов, начатую в проекте «Life». Птенцов из заказника «Званец» перевезут на восстановленные местообитания в литовском биосферном резервате «Жувинтас».

— Там созданы великолепные условия. Птенцов после долгой передержки выпустят в дикую природу, — объясняет Козулин. — Камышовкам от роду от 35 до 50 дней, поэтому они запомнят только эту территорию. И, уже возвращаясь с зимовок в Африке, прилетят именно туда. Этот метод успешно апробирован на некоторых птицах.

Фото с сайта by.undp.org

Фото с сайта by.undp.org

Если не нашкодит Е-40

Как уже отмечалось, основной фронт деятельности развернётся на Полесье. Но что будет с проектом, если по руслу Припяти всё-таки запустят приснопамятный судоходный маршрут Е-40? Руководитель «Ветландс» не верит, что одиозным планам суждено сбыться:

— С кем я ни обсуждал эту тему, никто, кроме мелиораторов, не видит экономического потенциала в использовании данной магистрали. Нигде не прозвучало внятного экономического мотива для реализации проекта. Это же огромные кредитные деньги, порядка 6-7 млрд долларов — по сути, стоимость второй АЭС. Поэтому я не верю, что Е-40 построят, — оптимистичен Алексей Артюшевский.

 

Публикация готовилась с информационной целью. ОО «Багна» может не разделять позиции по  некоторым мероприятиям проекта.

Публикация финансируется Шведским агентством по международному развитию и сотрудничеству «Сида». Сида не обязательно разделяет мнение, выраженное в этом материале. Ответственность за его содержание целиком возлагается на ОО «Багна»

Поделиться:

Оставить комментарий