«Человек для них был хуже радиации». Жизнь в чернобыльской зоне

«Человек для них был хуже радиации». Жизнь в чернобыльской зоне

«Будете в дома заходить, сначала ногами на крыльце потопайте. Постучите в стекло. Пошумите, короче. Чтобы новые жильцы успели убежать. А то, может быть неожиданная встреча. Ещё больше испугаетесь, чем они», ― предупреждают нас сотрудники Полесского радиационно-экологическогозаповедника перед тем, как выпустить из уазика-буханки в лес.

Лес это только на первый взгляд. За зарослями из кустов, деревьев и сухого плюща можно рассмотреть хозяйственные постройки и дома. Люди здесь не живут уже тридцать лет. За это время, как говорят специалисты, природа вернула себе то, что имела в этих территориях целых 500 лет назад.

Фото: Valery Dombrovski, Polesie state radio-ecological reserve

Фото: Valery Dombrovski, Polesie state radio-ecological reserve

Самый большой заповедник в Беларуси

Полесский радиационно-экологический заповедник был основан 18 июля 1988 года на территории трёх районов, наиболее пострадавших от аварии на ЧАЭС ― Хойникского, Брагинского и Наровлянского. Заповедник занимает их территорию не полностью, но даже этого достаточно, чтобы быть самым большим в стране ― более 215 тысяч гектаров. В Беловежской пуще только 161 тысяча.

Заповедник разделен на две части ― 30-километровую зону, где запрещена любая деятельность, кроме научной и защитной, и экспериментально-хозяйственную.Там руководство заповедника и Департамента по борьбе с последствиями чернобыльской аварии даже пытается заниматься бизнесом.

До апреля 1986 года территория, которую сейчас занимает заповедник, была на 30% покрыта лесом. Остаток занимали деревни, поля, луга и мелиоративные каналы. Здесь жило более 20 тысяч человек. Сейчас ― всего 700, из которых 40 учёных. Находиться на территории заповедника могут только сотрудники. Всем, кто захочет остаться здесь дольше, чем на три дня, необходимо пройти специальное медицинское обследование. Учёные работают вахтовым методом, две недели в «зоне», две на чистых территориях. Каждый имеет свой персональный накопитель излучения, который постоянно контролируют специалисты.

06

Дом в отселённой деревне Белая Сорока, Наровлянский район

Дом в отселённой деревне Белая Сорока, Наровлянский район

Дом в отселённой деревне, Хойникский район

Дом в отселённой деревне, Хойникский район

05

Поля превратились в болота, сухие места поросли лесом

Учёные рассказывают, что за 30 лет природа в заповеднике вернула себе то, что имела до прихода человека на эти территории 500 лет назад. Поля, которые находились в низинах, без досмотра и очистки мелиоративных каналов очень быстро поросли камышами и вернулись к своему естественному состоянию ― стали болотами. Более сухие места поросли лесом и сейчас мало отличаются от обычного молодого сосняка. Каналы тоже больше не выполняют свою функцию, но их распознать проще ― по ровным полосам крупной растительности.

Территория, которая находится ближе к отселенным деревням, зарастает листовыми породами и даже одичавшими плодовыми деревьями. Такое можно увидеть только здесь и нигде больше. А вот с лесом почти ничего не случилось. Правда, радиоактивный фон здесь может быть ещё выше, чем в среднем по заповеднику. Радионуклидов в лесах больше, чем на открытых территориях, откуда они вымываются водой и уносятся ветром. Также фактически не изменилась и пойма Припяти. Здесь стало гораздо чище ― 30 лет назад эти места были почти местным курортом. Половить рыбу и отдохнуть сюда приезжали даже из Гомеля.

Рысь проходит по мосту через реку. Фото Jim Beasley, Peter Schlichting and Valery Dombrovski, University of Georgia and Polesie state radio-ecological reserve

Рысь проходит по мосту через реку. Фото Jim Beasley, Peter Schlichting and Valery Dombrovski, University of Georgia and Polesie state radio-ecological reserve

Рыси, медведи и лошади Пржевальского

За 30 лет отсутствия человека и хозяйственной деятельности сюда вернулись старые вытесненные человеком виды животных, а также появились новые, которых в этих местах никогда не было.

Среди тех, кто вернулся, ― рыси и медведи. Первых рысей сотрудники заповедника встретили здесь в 1991 году. Сейчас их здесь более трёх десятков. Рассказывают, что иногда рыси даже приходят к зданиям администрации заповедника и позируют перед фотокамерами. Хотя это, скорее, исключение. Рысь ― зверь чрезвычайно осторожный, и увидеть его в живой природе ― большая удача.

Медведи тоже живут в заповеднике, но их увидеть можно очень редко ― 1-2 раза в год.

В 2007 году из Украины на территорию заповедника пришли лошади Пржевальского, и сейчас их здесь более трёх десятков. Это, пожалуй, самый агрессивный местный зверь. Могут атаковать даже человека. Гоняются за волками и убивают их. При этом, юридический статус лошади Пржевальского в Беларуси остаётся неопределённым, его просто нет в официальных документах. И если вдруг какой-то браконьер убьёт этого зверя, то ему не смогут даже выписать штраф.

Проживают на территории и зубры. Сюда их привезли в качестве эксперимента, и теперь не могут точно подсчитать. Некоторые группы зубров стали полностью дикими и даже не выходят на места, где их подкармливают лесники.

Вернулись на территорию заповедника филины. Сейчас их здесь около десяти пар, и они все почему-то живут в деревнях, а не в лесах. Есть редкие для Беларуси орлан-белохвост и большие орлецы.

Заяц. Фото Valery Dombrovski, Polesie state radio-ecological reserve

Заяц. Фото Valery Dombrovski, Polesie state radio-ecological reserve

Пара лосей. Фото Valery Dombrovski, Polesie state radio-ecological reserve

Пара лосей. Фото Valery Dombrovski, Polesie state radio-ecological reserve

Лошади Пржевальского. Фото Valery Dombrovski, Polesie state radio-ecological reserve

Лошади Пржевальского. Фото Valery Dombrovski, Polesie state radio-ecological reserve

Зубр. Фото Valery Dombrovski, Polesie state radio-ecological reserve

Зубр. Фото Valery Dombrovski, Polesie state radio-ecological reserve

Лоси. Фото Jim Beasley, Peter Schlichting and Valery Dombrovski, University of Georgia and Polesie state radio-ecological reserve

Лоси. Фото Jim Beasley, Peter Schlichting and Valery Dombrovski, University of Georgia and Polesie state radio-ecological reserve

Лошади Пржевальского часто заходят внутрь зданий. Фото Jim Beasley, Peter Schlichting and Valery Dombrovski, University of Georgia and Polesie state radio-ecological reserve

Лошади Пржевальского часто заходят внутрь зданий. Фото Jim Beasley, Peter Schlichting and Valery Dombrovski, University of Georgia and Polesie state radio-ecological reserve

Рысь в здании бывшей колхозной фермы. Фото Jim Beasley, Peter Schlichting and Valery Dombrovski, University of Georgia and Polesie state radio-ecological reserve

Рысь в здании бывшей колхозной фермы. Фото Jim Beasley, Peter Schlichting and Valery Dombrovski, University of Georgia and Polesie state radio-ecological reserve

В заповеднике множество лосей (около двух тысяч), косуль и оленей. Им нравится отсутствие охотников. Почти нет диких кабанов, которые массово погибли от чумы, и бобров ― последствия засухи, которая случилась два года назад. Полностью отсутствуют такие привычные для страны белые аисты. Их место заняли чёрные, которых постепенно уничтожают хищные птицы. В заповеднике мышей значительно меньше, чем за пределами. В течение десяти лет после аварии на ЧАЭС их количество постепенно снижалось, и теперь мышей в «зоне» точно столько, сколько должно быть в дикой природе. Совсем нет кошек и собак, которые могут выжить только возле человека. Зато развелись болотные черепахи. Их количество впечатляет ― около 70 тысяч.

Болотная черепаха. Фото Valery Dombrovski, Polesie state radio-ecological reserve

Болотная черепаха. Фото Valery Dombrovski, Polesie state radio-ecological reserve

Кабаны. В настоящее время в заповеднике их почти нет. Фото Valery Dombrovski, Polesie state radio-ecological reserve

Кабаны. В настоящее время в заповеднике их почти нет. Фото Valery Dombrovski, Polesie state radio-ecological reserve

Байки про волков и неожиданные жители покинутых деревень

Среди жителей прилегающих к заповеднику районов ходят байки о набегах, которые совершают на их деревни волки из заповедника. Мол, там их развелось великое множество, и они в поисках лёгкого пропитания, по ночам режут коров и могут даже напасть на человека. Нападения волков на домашний скот в соседних с заповедником районах на самом деле время от времени случаются, однако эксперты склоняются к мысли, что это дело волков-одиночек из бедных на добычу лесов, расположенных рядом. В заповеднике совместно с американцами ведётся программа по наблюдению за волками. На шесть пойманных в разных частях зверей надели ошейники с дозиметрами и передатчиками, которые отсылают сигналы на спутник, а оттуда ― прямо в компьютер учёных. Благодаря этому, удалось выяснить, что волки из заповедника не выходят за пределы его территории и питаются почти исключительно добытыми там лосями. Предположения об огромном количестве «чернобыльских волков» также оказались выдумками. По официальным подсчётам, в 2017 году в белорусской части «зоны» живёт около 190 волков, а по данным учёных, и того меньше ― 80-100 особей.

Волчьи игры. Фото Jim Beasley and Peter Schlichting, University of Georgia

Волчьи игры. Фото Jim Beasley and Peter Schlichting, University of Georgia

Волк бежит через заброшенный мост. Фото Jim Beasley, Peter Schlichting and Valery Dombrovski, University of Georgia and Polesie state radio-ecological reserve

Волк бежит через заброшенный мост. Фото Jim Beasley, Peter Schlichting and Valery Dombrovski, University of Georgia and Polesie state radio-ecological reserve

На месте, где волки добыли лося. Фото Jim Beasley, Peter Schlichting and Valery Dombrovski, University of Georgia and Polesie state radio-ecological reserve

На месте, где волки добыли лося. Фото Jim Beasley, Peter Schlichting and Valery Dombrovski, University of Georgia and Polesie state radio-ecological reserve

Пожалуй, самым необычным явлением, которое можно наблюдать в заповеднике, являются новые жители оставленных людьми деревень. Увидеть их непросто, учёным в этом помогают фотоловушки. Благодаря им, сотрудники заповедника узнали, что чаще других зверей здания и дома посещают лошади Пржевальского. Особенно они любят хлевы и конюшни, причём, на полученных таким подпольным образом снимках видно, что дикие лошади даже самостоятельно становятся в стойла, выглядят при этом почти как прирученные. Почему-то часто заходят в оставленные людьми хозяйственные постройки лоси и олени. Что именно здесь нравится животным, до конца не ясно. Но факт ― они часто попадают в фотоловушки, расставленные в деревнях. Бывают, хотя и редко, фото рысей. Эти животные очень быстрые и осторожные, поэтому камеры редко фиксируют их полностью. Чаще в кадре остаётся только хвост или лапа.

Среди других диких жителей чернобыльских деревень ― зайцы, которые лишь изредка заходят в дома и постройки, но в большом количестве живут рядом с ними. А также лисы и куницы. Большая редкость ― фото волка внутри человеческой постройки.

Болеют ли животные в «зоне»? Конечно, как и везде. Но о точной связи количества заболеваний с повышенным радиоактивным фоном говорить не приходится. Учёные из заповедника рассказывают, что отсутствие человека компенсирует для зверей и дикой природы вообще любой ущерб от аварии на ЧАЭС. В дополнение, жизнь большинства зверей настолько коротка, что радиация просто не успевает причинить им серьёзных неудобств.

Еврорадио

Лекция «Жизнь в Чернобыле»

Видео с лекции Зоочетверг о том, как живет природа в Чернобыльской зоне. Как за 30 лет без человека изменилась фауна Полесского государственного радиационно-экологического заповедника, кто теперь обитает в заброшенных деревнях, сколько в заповеднике волков и чем уникальна эта территория, помимо радиоактивного загрязнения?

Лектор: Валерий Домбровский — старший научный сотрудник лаборатории молекулярной зоологии НПЦ НАН Беларуси по биоресурсам.

 

Ахова птушак Бацькаўшчыны

Поделиться:

Оставить комментарий