Зубры в Беловежской пуще: убивает ли охота популяцию?

Зубры в Беловежской пуще: убивает ли охота популяцию?

В Беларуси зубр европейский находится под защитой Красной книги. Несмотря на это, периодически практикуется его отстрел: для улучшения популяции отбраковывают больных, старых и ослабленных особей, отнесённых к так называемому резервному генофонду. А чтобы десятки тысяч евро не пропадали зря, участвовать в селекции приглашают иностранных охотников. Вот только должный контроль при этом отсутствует, как утверждает наш источник. На днях общественности стало известно об одном таком случае, сообщает Беларусский Зелёный портал.

Больные зубры подлежат отстрелу

«В Беловежской пуще продолжается истребление зубров (18+)» — с таким заголовком вышел текст на сайте инициативной группы, членов которой волнует функционирование стародавнего беларусского леса как объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО. В публикации рассказывается об охоте на зубров резервного генофонда, или подлежащих выбраковке, больных и ослабленных. Животные, как пояснил начальник отдела зуброведения национального парка «Беловежская пуща» Алексей Козырко, выводятся из состава Красной книги указом президента №580 от 8 декабря 2005 года и не подлежат охране.

130 из 480 — излишек

Однако как происходит охота на самом деле? Свою версию мы попросили озвучить учёных из нацпарка.

«В Беловежской пуще насчитывается 480 зубров. Из них 130 особей — сверх оптимальной численности. С каждым годом численность растёт, и для её сдерживания и улучшения качества популяции часть переводят в резервный генофонд», — посняет Алексей Буневич, ведущий научный сотрудник национального парка «Беловежская пуща», кандидат биологических наук.

По его словам, в резерв попадают зубры, не представляющие ценности для воспроизводства, согласно постановлению Совета министров №1408 от 27.10.2007 года. Это старые и больные животные, травмированные, агрессивные по отношения к человеку и ушедшие более чем за 50 километров за пределы пущи на длительное время.

Отстреливать можно не более 75% прироста популяции, а в пуще он ежегодно насчитывает 50 телят. Кого из зубров отобрать — решает комиссия, в которой состоят специалисты из Академии наук, территориальных природоохранных организаций, государственная ветслужба и представители зубродержателей.

На каждого зубра составляется акт перевода в резервный генофонд и отправляется в Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды, и животное заносят Книгу резервного генофонда. Отныне на него разрешена коммерческая охота. После добычи зубра акт также отправляют в министерство.

По словам Алексея Козырко, удостовериться в том, что особь отстреляна правильно можно, сравнив акт выбраковки и итоговый.

ohota-na-zubrov-1

Фото сделаны на территории национального парка «Беловежская пуща» 28.09-1.10.2016 года

Но так ли зубр болен?

«Но как узнать, какого зубра подстрелили? — задаётся вопросом специалист из природоохранной сферы, согласившийся высказаться на условиях анонимности. — В акте может быть написано, что убили больную зубрицу. А если она была здорова? Зачастую так и происходит, ведь больные животные не ходят со стадом. Да, больных достаточно, но на видео, выложенном в интернете, стреляют по стаду. Контроль как бы есть, но его нет».

 

Наш эксперт настроен скептично: как во время охоты найти больного зубра, который гуляет где-то на 150 000 гектарах пущи? Ведь искать обессилевшее одинокое животное гораздо сложнее, это может занять несколько дней.

И как при этом не подстрелить другого, здорового зубра?

По словам представителя научного отдела Беловежской пущи, поиск выбракованного зверя начинается за день или несколько до охоты.

Выбраковка как получение максимального дохода

При охоте присутствуют только сотрудники нацпарка, и интересы их противоречивы: с одной стороны, нужно блюсти букву закона, а с другой — зарабатывать.

По словам нашего источника, в Польше вопрос выбраковки решили более удачно, сделав её некоммерческой. «А в Беларуси выбраковка — это получение максимального дохода», — говорит специалист.

Иностранные охотники приносят немалую прибыль: в коммерческих фирмах организация двухдневной охоты для одного туриста обойдётся в 630 евро. И эта сумма мала по сравнению с оплатой трофея: она начинается от 1000 евро и может превышать 10 000 в зависимости от качеств животного (количества баллов CIC).

Кстати, за случайно раненного зубра штрафы огромные: в декабре прошлого года болгарский охотник по ошибке подстрелил ослабленную особь. Госинспекция по охране животного и растительного мира постановила выплатить 216 миллионов рублей по старому курсу (40 000 евро).

Наш источник предполагает: контроль за проведением таких охот сложно сделать лучше, ведь в стране мало специалистов.

«Могут прислать инспекцию, но кто там работает? Бывшие милиционеры и военные без профильного образования. Давайте я вам покажу зубра, вы отличите самца от самки?» — продолжает он.

Кстати, как пишет сайт инициативы, зубровед нацпарка Алексей Козырко закончил лишь Барановичский колледж МВД.

Подытоживая, наш источник говорит, что ООПТ не движется к своим целям, относясь к выбраковке без должного внимания. Получается, что охотник может посмотреть зубра вживую, но турист с фотоаппаратом — нет.

Урочище Никор. Хвойникское лесничество. Место где была застреляна зубрица

Урочище Никор. Хвойникское лесничество. Место где была застреляна зубрица

Зубры проедают 110 000 долларов в год

Из слов ведущего научного сотрудника Алексея Буневича следует другое: пуща зарабатывает деньги, но с умом. Да, охота разрешена, но далеко не всех выбракованных зубров отстреливают. В 2014-2016 годах в резервный генофонд перевели 23 зубра, но отстрелили из них 12. За последние 15 лет добыли 129 животных:

«Можно предложить кому-то отстрелить зубра на коммерческой основе, за хорошие деньги, чтобы пустить их на содержание животных. Ведь оно обходится пуще в 110 000 долларов в год», — говорит учёный.

Бывает, селекцией занимаются сами сотрудники пущи во избежание падежа.

Как отстрел влияет на популяцию? Выводы ещё делать рано, потому что прошло мало времени, уверен Алексей Буневич. Образцы генов отстреленных особей обычно отправляют в Академию наук, и среди добытых особей ещё не обнаружили ни одной особо ценной для популяции. В целом же пробы планируют собирать и от живых, здоровых особей, чтобы провести работы по улучшению генофонда популяции европейского зубра в рамках реализующегося сейчас проекта ЕС.

Анна Волынец, Зелёный портал

Поделиться:

2 Comments

  1. Ольга Лес
    Ольга Лес10-04-2016

    «В Беловежской пуще охота разрешена не на краснокнижных зубров, а на тех, которых вывели из Красной книги. Такое выведение разрешено Указом Президента от 8 декабря 2005 г. № 580» … — СЛОВ НЕТ! (даже матных).
    Кстати, от обеспеченных мужчин увлекающихся охотой, гораздо чаще жёны уходят, чем от тех, кто предпочитает «мирный» вид отдыха. Видимо не такие они и «крутые мужики», охотники ради развлечения.

  2. Инесса Болотина
    Инесса Болотина10-05-2016

    Национальные парки — не место для ЛЮБОЙ охоты, тем более для краснокнижного зубра! Выбраковали — ловите, усыпляйте, перевозите в ваши же ЭЛОХи при нацпарке с вольерами и там стреляйте. Зубров стреляют за деньги «с умом» уже не один год, а денег на генетические исследования и паспортизацию их, отбор особо ценного поголовья как не было, так и нет. На создание нового зубрового питомника — нет. Если постфактум убитый зубр оказался генетически ценным, то во — первых, его не воскресишь, а во- вторых кто же вот вам скажет, что убили ценного?!

Оставить комментарий