Как советская власть «громила» заповедники

Как советская власть «громила» заповедники

65 лет назад, в августе 1951 года,  Постановлением Совета Министров СССР были ликвидированы почти 70% заповедников Советского Союза. В истории охраны природы это событие осталось под названием «Первый разгром заповедной системы СССР». Из трёх заповедников, которые в то время были на территории Белорусской ССР, уцелел только один — «Беловежская пуща».

События того времени, их причины и последствия по данным архивных материалов излагает и анализирует Владимир Борейко.

В 1950 году, накануне разгрома советских заповедников, в Белорусской ССР действовали три заповедника: «Березинский», «Вяловский» и «Беловежская пуща». Планировалось создание ещё двух. Заповедники находились в ведении специального управления, созданного в структуре Совета Министров БССР.

Разгромное Постановление №3192 от 29 августа 1951 года «О заповедниках»,  подписанное председателем Совета Министров СССР Иосифом Сталиным ликвидировало в СССР 88 заповедников из 128 имеющихся. В том числе 2  — в Белорусской ССР, 19 — в Украинской ССР, 26 — в Российской СФСР. Этим же Постановлением оставшийся в Беларуси заповедник «Беловежская пуща» переходил в подчинение Совета Министров СССР, а республиканское управление по заповедникам при Совете Министров БССР ликвидировалось.

Очередной период выступлений против заповедников в СССР начался после августовской сессии Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени Ленина (ВАСХНИЛ) в 1948 году. Был провозглашён курс на преобразование природы в интересах строительства социализма и объявлена полная победа «мичуринского» направления в биологии.

В июле 1950 года новый министp Минлесхоза СССР Бовин напpавил в Совет Министpов СССР пpедложение пеpесмотpеть pежим заповедности в заповедниках СССР. Для проверки заповедников была создана государственная комиссия во главе с председателем Госплана СССР Сабуровым.

«…В связи с торжеством мичуринской теории поставлен вопрос о закрытии всех заповедников в природе: зачем охранять девственную природу, если она должна быть преобразована…», — записал в своём дневнике в тот период известный советский писатель Михаил Пришвин.

В сложившейся ситуации учёные биологи, академики Сукачев, Бардин, профессора Кабанов, Формозов обратились за помощью в защите заповедников к И. Папанину, исследователю Арктики, доктору географических наук и дважды Герою Советского Союза. Из письма профессора А. Формозова своему другу зоологу Теплову осенью 1950 года: «Среди лета… была сильная атака на все устои заповедного дела. Я принимал участие в тушении этого “пожара” в команде Академии наук, которую удалось вызвать на помощь. Есть кое-какой урон, но есть и достижения”.

Председатель государственной комиссии М. Сабуров представил проект постановления правительства “Об улучшении работы в заповедниках” 18 ноября 1950 года. Этот документ был более либеральным, чем принятый и подписанный Сталиным в августе 1951 года. Предлагалось закрыть всего 22 заповедника (из них 3 — в России), а сотрудникам повысить зарплату. Против сокращения заповедников выступили совмины Грузии и Украины, Дальневосточный филиал АН СССР, Всероссийское общество охраны природы.

Кто из влиятельных руководителей в Советском Союзе был в то время настроен против заповедников — Маленков, Берия или сам Сталин — можно только предположить.

После изучения проекта постановления, предложенного Сабуровым, 24 ноября 1950 года Бюро Совета Министров СССР поручило Министру госконтроля Меркулову представить окончательное предложение по заповедникам. Под руководством Меркулова была создана вторая правительственная комиссия по проверке заповедников. В её состав вошли заместитель Председателя  Президиума Верховного Совета СССР А. И. Козлов,  секретарь Московского областного комитета КПСС Н. С. Хрущев, министр лесного хозяйства СССР А. Бовин, министр сельского хозяйства И. Бенедиктов  и другие.

В тот же день Меркулов, назначенный председатель второй комиссии по проверке заповедников, издал приказ о проверке и утвердил инструкцию из 12 пунктов, в том числе:

“Выяснить, какая минимальная территория необходима заповеднику для осуществления возложенных на него задач и какое количество земель (каких именно) можно без ущерба для работы заповедника передать для сельхозиспользования или других целей. Штаты заповедника и их укомплектованность. Нет ли текучести и засоренности кадров”.

Для осуществления проверки в заповедники СССР были направлены 200 уполномоченных контролёров.

Учёные Дементьев, Никольский, Огнев, Формозов предприняли еще одну попытку защитить заповедники и попросили министра госконтроля принять их. Встреча состоялась 29 декабря 1950 года в кабинете Меркулова, но положительных результатов не принесла. Не помогло и вмешательство президента Академии наук СССР Сергея Вавилова.

Защитить свои заповедники пытались руководители некоторых республик, облисполкомов. Председатель Совета Министров БССР А. Клещев и секретарь ЦК КП(б) Белорусской ССР Патоличев заступались за Березинский заповедник. В БССР предлагали создать два новых заповедника: «Полесский» и «Осиповичский». Руководители Украины и Литвы были против закрытия десятков своих заповедников.

4 января 1951 года Министр Госконтроля СССР Меркулов отчитался перед Сталиным о проделанной работе по проверке заповедников: «(…) Отдельные заповедники утратили свое значение и не имеют научной и культурной ценности (…). Научная работа в заповедниках оторвана от практических интересов народного хозяйства. До последнего времени эта работа носила неправильный характер полного невмешательства в процессы, происходящие в природе заповедников. Тематика научных работ с заинтересованными министерствами и ведомствами, научными учреждениями и местными советскими организациями не увязывалась, часто носила случайный характер и вытекала из личных наклонностей научных работников (…). Лесное хозяйство в заповедниках находится в неудовлетворительном состоянии. Леса многих заповедников захламлены и имеют большое количество сухостоев и поврежденных деревьев (…). Кадры руководителей и научных работников в заповедниках подбираются без достаточной проверки (…). Из 10 работников Главного Управления и 20 руководящих и научных работников заповедников Украинской ССР 12 человек было в окружении , в плену и на территории, оккупированной немецко-фашистскими захватчиками (…) … работу заповедников, по нашему мнению, необходимо коренным образом перестроить. (…). Полагаем, что сеть заповедников и их размеры должны быть пересмотрены…”.

С марта 1951 года с одобрения Сталина председатель Министерства госконтроля Меркулов начал подготовку проекта постановления правительства по ликвидации заповедников.

В мае 1951, все материалы передали секретарю Сталина. 25 июля 1951 г выходит распоряжение Совмина СССР № 12535-р , подписанное Сталиным:

«Поручить комиссии в составе тт. Меркулова (председатель), Хрущева, Козлова, Бенедиктова, Скворцова, Бовина, Сафронова подробно разобрать материалы Госконтроля по каждому заповеднику и подготовить проект Постановления Совета Министров СССР о передаче земель и лесов соответствующим ведомствам для использования государственным органам и колхозам с тем, чтобы территорию всех оставшихся заповедников свести не более, чем к 1,5 миллионам гектаров. Первый доклад Комиссии заслушать в Совете Министров через 2 недели».

15 августа 1951 года Правительственная комиссия сообщила Совмину СССР, что проект готов. Предлагалось закрыть 88 заповедников, а у многих оставшихся уменьшить площадь. 16 августа Бюро Совмина СССР (Берия, Булганин, Маленков) слушают вопрос “О заповедниках”, внесенный комиссией и постановляют окончательно решить его на ближайшем Бюро или Президиуме Совмина. В это время Минлесхоз СССР обращается  в правительство с просьбой отвести ему под рубку территории закрываемых лесных заповедников.

29 августа 1951 года в СССР перестали существовать 88 заповедников. Из 12,6 миллионов заповедных гектаров осталось лишь 1,384 миллиона.

Текст документа по ссылке: стр 1, стр 2. «История Березинского биосферного заповедника. Путь длиною в 90 лет (1925 – 2015)». Минск: «Медисонт», 2015

В соответствии с постановлением Совета Министров СССР, Совет Министров Белорусской ССР принимает Постановление № 1226 “О заповедниках” 21 сентября 1951 года.

«…Упразднить как излишние и не имеющие научного значения два заповедника, Березинский на площади 67,3 тысяч гектаров, Вяловский на площади 13,6 тысяч гектаров….».

Леса и земли ликвидированных заповедников  передали Министерству лесного хозяйства БССР. Имущество музеев, научное оборудование и библиотеку — Академии наук БССР. Бобровую ферму и питомник лосей, которые существовали в Березинском заповеднике, передали в ведение заповедника «Беловежская пуща».

Этим же постановлением на Беловежскую пущу, единственный уцелевший заповедник Белорусской ССР, возложили обязанность выделять ежегодно 50 тысяч кубов леса для нужд Брестской и Гродненской области.

Вместо Березинского заповедника создавался Великоречский лесхоз, а Вяловский заповедник передавался в состав Воложинского лесхоза как Першайское лесничество.

Для сохранения фауны на территории бывшего Березинского заповедника был объявлен охотничий заказник и запрещена охота на все виды зверей и птиц, за исключение волка и рыси. Для охраны бобров дополнительно запретили вырубать деревья и кустарники и выпасать скот в стометровой полосе вдоль водоёмов, где имеются поселения бобров.

20 декабря 1951 года состоялось заседание Научного совета нового Главного управления по заповедникам при Совете Министров СССР. Из выступления члена Научного совета, профессора Мантейфеля:

“Я понял так, что заповедники, которые охраняли громадную территорию, отжили сами себя, то есть строй перестал быть заинтересован в этой надстройке, которая ничего не давала производству и по научной линии не давала должных рекомендаций, как нужно перестраивать природу, а давала, как ее охранять”.

Заповедной система в СССР был нанесён тяжёлый удар. Достичь показателя площади заповедников начала 1951 года в целом по СССР удалось только в 1985 году.

А. Раевская для Багна

Источник фото

Поделиться:

Оставить комментарий