Инвазивные виды растений – туристы или оккупанты?

Инвазивные виды растений – туристы или оккупанты?

С 18 по 22 января в Национальном парке «Беловежская пуща» прошла природоохранная неделя. Она открылась лекцией «Инвазивные виды растений – кто виноват и что делать?», которую прочел старший научный сотрудник Института экспериментальной ботаники НАН Беларуси Аркадий Скуратович. Старший научный сотрудник нацпарка Дмитрий Бернацкий также рассказал о борьбе в Беловежской пуще с красным дубом.

Растения-иностранцы (или инвазионные виды растений) попадают на новые территории чаще всего при помощи птиц и людей. Но если птицы, способны перенести семя на несколько десятков километров, люди помогают семенам преодолеть иногда десятки тысяч километров. В последнем случае растение оказывается в чуждой ему экосистеме, совершенно к ней не приспособленное. И дальше возможны два варианта: либо инвазивное растение погибнет, либо выживет и начнет само оказывать влияние на аборигенную экосистему, например, вытесняя или угнетая естественные растения.

Аркадий Скуратович отметил все более агрессивное поведение растений «пришельцев» по отношению к аборигенным видам. Он связал это с общим потеплением климата и смещением природных зон. Например, за последние десятилетия на юге Беларуси появилась новая зона, близкая по природным условиям к «киевской зоне». Поэтому если раньше инвазивные виды растений проникали, в основном, из Западной Европы, (а туда из Северной Америки, где также сходные климатические условия), то теперь возникло еще одно направление миграции – с юга из Украины. То есть сейчас все больше инвазивных растений успешно адаптируются к новым условиям и приживаются в новых экосистемах.

Чтобы представить объемы инвазии, достаточно сказать, что в Беларуси насчитывается около 1800 дикорастущих видов растений. Но если принять во внимание все искусственно высаживаемые виды, то общее число видов достигает уже 4000. При этом, все инвазивные виды ведут себя по-разному в новых условиях и чаще всего не так, как в своей изначальной экосистеме.

Так, для Беловежской пущи крупной проблемой стал красный дуб, который попал на ее территорию впервые в 20-е годы прошлого века из Америки. Красный дуб высаживали намеренно в декоративных целях возле административного здания заповедника и лесничеств. Затем и местные жители переняли новую красивую породу и стали украшать ею населенные пункты, например, в Каменюках красный дуб растет возле здания школы.

Красный дуб также выглядел перспективной породой с точки зрения экономики. Дело в том, что красный дуб достигает зрелости через 100 лет после посадки, тогда как местным дубам, например, черешчатому, требуется около 120 лет. Однако, надежды на древесину скороспелого красного дуба не оправдались, она оказалась иного качества – слабее древесины черешчатого дуба.

Самое значительное влияние инвазия красного дуба оказала на аборигенные экосистемы, где новая порода повела себя крайне агрессивно. Во-первых, в отличие от Америки, в Беларуси не оказалось необходимых микроорганизмов, которые помогали бы опавшей жесткой листве красного дуба разлагаться во время зимнего периода. Поэтому листва под красным дубом накапливается годами, образуя толстый ковер, который заглушает рост травяного покрова.

Кроме того, красный дуб оказался очень пластичной породой, которая хорошо растет и на богатых, и на бедных почвах, избегая только сильно заболоченных или сухих мест.  Он дает очень много семян, которые разносятся птицами и животными в среднем на полтора километра от дерева. Желуди легко прорастают, и красный дуб распространяется на все большие территории, где «заглушает» местные виды дубов – черешчатый и скальный (последний занесен в Красную книгу Беларуси).

Последнее обстоятельство сильно беспокоит работников нацпарка,  которые вместе с польскими коллегами исследуют инвазивные виды и уделяют красному дубу немалое внимание. В настоящий момент красный дуб наиболее распространен в хозяйственной зоне нацпарка, занимая территорию более 1100 га, хотя и в заповеднике эта порода занимает более 100 га. По оценкам ученых, принимая во внимание количество взрослых деревьев и средний радиус распространения семян красного дуба, под угрозой находится уже пятая часть территории нацпарка. Это очень серьезная проблема, которая требует немедленных действий.

Во время подготовки директивной части плана управления нацпарком на 2016-2020 годы, вопрос о борьбе с красным дубом был подробно рассмотрен, и сейчас Дмитрий Бернацкий участвует в разработке пятилетнего плана по освобождению флоры Беловежской пущи от данной породы. В настоящий момент работникам парка как инструмент решения проблемы доступны лишь рубки ухода и прореживания, но этого недостаточно чтобы решить проблему с инвазией. Поэтому эксперты готовят научное обоснование для получения разрешение на сплошные рубки для красного дуба.

Другой проблемный момент в борьбе с красным дубом – это то, что он растет и за пределами нацпарка. А значит, для полного истребления породы необходимо проводить информационную работу с населением и органами местной власти, рассказывая об опасности красного дуба для аборигенных экосистем. Дмитрий Бернацкий считает уничтожение красивого дерева – красного дуба – моральной проблемой, когда нужно перебороть себя. Его поддерживает Василий Арнольбик, замдиректора парка по науке, утверждая, что главной проблемой станет переубеждение людей во вредности красного дуба.

Мероприятия по борьбе с красным дубом будут проводиться в рамках совместной программы нацпарка, «Аховы птушак Бацькаўшчыны» и Франкфуртского зоологического общества в поддержку заповедности Беловежской пущи и рассчитаны изначально на пять лет. Разработчики плана работ признают, что за пять лет полностью избавиться от красного дуба не удастся из-за большого объема работ, но начинать необходимо уже сейчас.

Мария Авхимович для Багны

Источник фото

Поделиться:

Оставить комментарий