Как сложить правильную мозаику лесов и сохранить биоразнообразие?

Как сложить правильную мозаику лесов и сохранить биоразнообразие?

С 1 января 2016 года вступают в силу обновленная Стратегия по сохранению и устойчивому использованию биоразнообразия и план действий на 2016-2020 годы. Помешает ли их реализации новый Лесной кодекс, одобренный Советом Республики 9 декабря? Чиновники не разделяют опасения экологов и рассматривают вырубки как «грамотное ведение лесного хозяйства».

Презентация обновленной Стратегии Республики Беларусь по сохранению и устойчивому использованию биоразнообразия, сайта по Механизму посредничества biodiv.by и базы данных биоразнообразия флоры и фауны Беларуси состоялась в Минске 10 декабря. Организаторами выступили Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды Беларуси и научно-практический центр НАН Беларуси по биоресурсам.

Угроза для биоразнообразия нашей страны связана с природными процессами (болезнями и усыханием леса) и вырубкой старовозрастных лесов, говорится в документе. Снижается численность диких зверей, птиц и дикорастущих растений, чей дом — старовозрастные широколиственные леса. Из птиц под удар попали клинтух (лат. Columba oenas), сизоворонка (лат. Coracias garrulus) и зеленый дятел (лат. Picus viridis), из лишайников — калициум усыпанный (лат. Calicium adspersum) и хенотека тонкая (лат. Chaenotheca gracilenta), из мохообразных — неккера перистая (лат. Neckera pennata) и порелла плосколистная (лат. Porella platyphylla).

SONY DSC

Болота — отдельная и очень болезненная тема для биоразнообразия Беларуси. Из-за мелиорации за последние четыре десятка лет площадь болот значительно уменьшилась, и сегодня она составляет 859 тысяч гектаров.

Осушение, а также деградация уцелевших болот и пойменных лугов (которые зарастают кустарниками и тростниками) стали причиной превращения белорусской Красной книги в настоящий талмуд: туда попало огромное количество видов диких растений и животных, обитающих на болотах.

Отрадно, что уменьшается число видов птиц, находящихся под угрозой глобального исчезновения. На особом контроле ученых продолжают находиться вертлявая камышевка, большой подорлик, дупель, большой веретенник, большой кроншнеп. Эти птицы —  индикаторы состояния экосистем открытых болот и  пойменных лугов.

Достижение последних десятилетий — это сохранение европейского зубра, отмечается в документе. Чтобы сохранить этот исчезающий вид, в Беларуси создано десять вольноживущих микропопуляций, которые насчитывают 1200 особей.

Сохранению биоразнообразия мешают как климатические, так и антропогенные факторы. Остановимся на последних. Во-первых, в Беларуси изменена сложившаяся система землепользования, увеличена сельскохозяйственная нагрузка, монокультурами засеваются большие пространства. Пропашные культуры возделывают на торфяных почвах, луга косят с нарушением правил, поэтому гибнут дикие животные и растения.

Из-за мелиорации, торфоразработок и изменений традиционного землепользования низинные и верховые болота, а также естественные луга зарастают кустарниками. Экосистемы, в том числе и болота, деградируют из-за загрязнения диффузными стоками — смертельным «приветом» с сельскохозяйственных полей, а также плохо очищенными сточными водами.

Из-за осушения болот происходит фрагментация, нарушение и деградация природных местообитаний. Этому «помогает» и урбанизация отдельных регионов, и развитие гидроэнергетики, и гидротехническое строительство, и транспортные коммуникации. Болота, реки, озера и леса деградируют из-за влияния человека на их естественный гидрологический режим.

В плачевном состоянии оказались и нерестилища рыб. Они деградируют из-за плохого качества воды, мелководья зарастают кустарниками и тростниками.

SONY DSC

Среди негативных факторов в Стратегии также значится сокращение площади сложных по структуре лесных насаждений, в том числе широколиственных лесов, замена их монодоминантными лесными культурами, а также доминирование сплошных рубок в структуре рубок главного пользования. Именно на этом остановимся поподробнее. И вот почему.

Новую версию Лесного кодекса Беларуси не критиковал только ленивый эколог. Даже российский Гринпис признал, что этот документ не лезет ни в какие ворота. Против принятия новой версии была развернута общественная кампания в интернете, собравшая более 27 тысяч подписей на Change.org и несколько сотен на Zvarot.by.

Авторы петиций, в числе которых — ОО «Багна», подчеркивают, что новый Лесной кодекс дает добро на уничтожение части лесов экологического значения, при этом площадь эксплуатационных лесов увеличится с 50% до 70%, сокращается площадь пригородных лесов и вовсе упраздняется понятие «противоэрозионных лесов».

Несмотря на протесты экологических организаций, которые подготовили множество правок в проект, Совет Республики 9 декабря одобрил скандальную редакцию кодекса, а представлявший его парламентариям министр лесного хозяйства Беларуси Михаил Амельянович упомянул о «ликвидации дисбалансов в распределении лесного фонда».

Впрочем, постоянная комиссия по вопросам экологии и природопользования и чернобыльской катастрофы Палаты представителей Национального собрания все-таки ответила на обращения граждан по вопросу принятия нового кодекса. Согласно ответу, все предложения экологического сообщества были проигнорированы. Парламентарий Михаил Мацукевич сообщил «Багне», что «поезд ушел»

«Мы отмечаем в наших замечаниях, что площадь охраняемых, защитных и экологического значения сокращается на 10% лесов. В том числе, исчезает категория противоэрозионных лесов, не нашли места в Лесном кодексе и некоторые ОЗУ (особо защитные учатски леса), к примеру  места тетеревиных токов. Всё же биоразнообразие — это не что-то там, что-то далекое, это то, что окружает нас повсюду и должно быть сохранено в большей степени равномерно не смотря на то — городской лес это, зеленый пояс вокруг населенного пункта или заказник. В своих замечаниях к новому Лесному кодексу мы не раз отмечали, что предложения предоставить местным властям право выбора участков для лесопарков в пределах установленной их нормативной площади, в особенности показателей, норм сокращения площади лесов зеленых зон вокруг населенных пунктов, будут служить ориентиром для принятия решений и отвода лесных земель для интенсивной эксплуатации, что может отрицательно сказаться на биоразнообразии, в том числе», — комментирует Константин Чикалов из ОО «Багна».

О том, несет ли новый Лесной кодекс угрозу природе, о которой заявляют экологи, и помешает ли он реализации Стратегии по сохранению и устойчивому использованию биоразнообразия, мы объяснить представителей Минприроды и сотрудника НПЦ НАН Беларуси по биоресурсам.

SONY DSC

«По пути прибалтийских коллег»

Заместитель министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Беларуси Игорь Качановский:

Этот прямой вопрос — больше к Министерству лесного хозяйства. Я не могу утверждать, что речь идет именно о вырубке лесов. Вопрос стоял об объемах заготовки древесины, которые будут увеличиваться. И происходить это будет именно за счет грамотного ведения лесного хозяйства, то есть полного использования заготовленных лесных ресурсов.

Как вы знаете, сейчас остро стоит проблема несвоевременной вывозки древесины и неполного ее использования. Вот на это будет делаться акцент.

Что касается природоохранных моментов, то здесь мы немножко даже шагнули вперед — пошли по пути наших прибалтийских коллег, пример которых в сфере ведения лесного хозяйства ставится уже по всему миру. Они идут по пути экологизации. Этот подход, предусматривающий четыре категории лесов, и есть шаг вперед. И я не думаю, что это — шаг назад, поскольку здесь будет более дифференцированный подход к использованию лесов.

SONY DSC

«Создание правильной мозаики лесов — ключ к увеличению биоразнообразия»

Заведующий сектором международного сотрудничества и научного сопровождения природоохранных конвенций НПЦ НАН Беларуси по биоресурсам Александр Козулин:

Я хоть и не специалист по лесному хозяйству, но должен вам сказать, что лесные, особенно монодоминантные, крупные массивы — самые бедные по биологическому разнообразию. И создание правильной мозаики лесов — это ключ к увеличению биоразнообразия, емкости, продуктивности, видового состава и так далее.

К сожалению, у нас потеряны опушечные, которые были в старовозрастных лесах, где обязательно есть пространство для жизни многих видов птиц. Потому что дубравы и другие возрастные леса разрежены. Кроме того, были открытыми многочисленные поймы рек. То есть, леса были мозаичными. А сейчас, к сожалению (особенно там, где преобладают посадки), идет монодоминантный лес, сомкнутый везде. И там — минимум биологического разнообразия.

Так что вырубка вырубке рознь. Если ее правильно вести и согласовывать со всеми службами, особенно с охотниками, я думаю, что от этого не сильно много будет ущерба. Но, повторяю, при условии, что это все будет вестись правильно.

SONY DSC

«Мы — не та страна, для которой лес — огромная проблема»

Начальник управления биологического и ландшафтного разнообразия Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Наталья Минченко:

Если вы посмотрите в Стратегию, то увидите мероприятия, направленные на восстановление лесного фонда, на залесение территорий, на увеличение доли широколиственных пород. То есть, мы говорим сейчас о качестве леса, который у нас есть, и с точки зрения сохранения биоразнообразия в том числе.


Елена Борель для Багна

Фото Анны Волынец

Поделиться:

Оставить комментарий